menu

Зачем собак сбрасывают с парашютом?

DragonFly

DragonFly

  • 13.10.2008 21:20
  • Просмотров: 4067

Большинство сведений о парашютах и их изобретателях, докатившиеся до нас с незапамятных времен, носят, в основном, сказочный характер. Но есть среди них и правдивая информация: дорогу будущим рыцарям неба, так же, как и космонавтам, протаптывали наши четвероногие друзья – собаки…

Подлинных фактов из истории освоения воздушной стихии сохранилось не так много.

Одно из самых почетных мест в этой истории принадлежит итальянскому художнику и ученому — Леонардо да Винчи. Он первый разработал конструкцию парашюта. Цитата, дошедшая до нас с тех времен, гласит: ”Если человек возьмет полотняный натянутый купол, каждая сторона которого имеет двенадцать локтей ширины и двенадцать локтей высоты, он сможет безопасно сброситься с любой высоты”.

Если учесть, что площадь купола да Винчи (при переводе в современную метрическую систему) примерно равна площади современного спасательного парашюта, то становится очевидно, что великий итальянец с точностью предвосхитил расчеты этого аппарата.

Тем не мене, идеи парашюта Леонардо да Винчи в течение целого столетия продолжали существовать только на бумаге.

Об изобретении великого итальянца вспомнили только в 1617 году, когда венецианец Фауст Верначио построил четырехугольный парашют, стороны которого напоминали широкие паруса, а верх — чечевицеобразный купол (стропы парашюта крепились к поясу смельчака). Совершив свой первый прыжок с одной из невысоких башен Венеции, и оставшись при этом в живых, он стал родоначальником парашютизма. До наших времен свидетельства об этом дошли в виде гравюр, иллюстрирующих знаменательное событие. После этого прошло больше ста лет, пока не нашелся последователь венецианского первопроходца. Им стал парижский профессор Дефонтаж, который в 1777 году изобрел "летающий плащ". Но в отличие от своего предшественника, профессор не решился сам испытать изобретение. Он обратился к судебным властям с просьбой предоставить для прыжка с парашютом приговоренного к смертной казни…

Не все ли равно, как погибать смертнику? Быть четвертованным, сложить ли голову на гильотине, болтаться на виселице, — какая разница? Почему бы не дать возможность преступнику погибнуть незаурядно, или опуститься на землю, завоевав себе жизнь, а изобретателю — славу?

Профессор Дефонтаж получил утвердительный ответ на свой запрос. В результате чего Жак Думье, террорист и убийца, пойманный и осужденный на смерть за многократные и тяжелые преступления, стал очередным тест-пилотом – парашютистом.

Газета «Рейнише вестфалише цайтунг» так описывает это событие: ”Думье в сопровождении полицейских отправился к парижскому оружейному складу, где его ожидал профессор Дефонтаж. Для наблюдения за опытом собралось множество любопытных. Думье влез на крышу оружейного склада. Профессор надел на него плащ, состоящий из бесчисленного множества мелких деталей.

- Держите руки горизонтально и старайтесь парить, как птица. Ничего другого от вас не требуется, - инструктировал изобретатель парашютиста.

Думье прыгнул - сначала ветер отнес его немного в сторону. Публика с удивлением смотрела на парившего в воздухе человека… Внезапно Думье стремительно полетел вниз… Все вскрикнули. Однако, почти достигнув земли, Думье немного задержался и восстановил потерянное равновесие. Он упал на землю совершенно невредимым. Довольный изобретатель вручил Думье кошелек с золотыми монетами”.

Плащ Дефонтажа остался в истории экспериментальным эпизодом, который в наше время трансформировался в костюм-крыло (wing suite), позволяющий современным парашютистам перемещаться в свободном падении подобно птицам.

После этого эпизода события начали развиваться более стремительно.

В 1783 году французский физик Ленорман усовершенствовал известный уже более ста лет парашют Фауста Верначио, сделав его не только более надежным, но и более красивым.

Парашют Ленормана представлял собой жесткий конусообразный купол со спускающимися от периметра стропами. Он напоминал учебные парашюты эпохи рассвета военно-прикладных видов спорта, на которых еще не так давно прыгали с многочисленных парашютных вышек.

Вначале Ленорман прыгнул с крыши одноэтажного дома в Париже. Прыжок удался. Ободренный успехом, он вторично прыгнул уже со шпиля обсерватории в Мольпелье!

Парашют Ленормана оказался лучшим из многочисленных творений его современников и тогда же нашел первое практическое применение. Пионеры воздухоплавания — аэронавты - первые воспользовались парашютом для спасения жизни.

1783 год, год изобретения Ленорманом парашюта, также знаменит поступком братьев Монгольфьер, построивших первый воздушный шар.

Два года спустя после первых прыжков Ленормана его соотечественник, воздухоплаватель Бланшар, поднялся с Марсова поля в Париже на воздушном шаре.

Это был первый в истории полет с парашютом. Парашют Бланшара, как и парашют Ленормана, напоминал огромный распахнутый зонт, вершиной он был прикреплен к воздушному шару. Аэронавт помещался в особой корзине под "зонтом" и в случае необходимости мог отделиться от шара, порвав стропы, связывающие аппараты. Но прежде чем застраховать себя парашютом, Бланшар предварительно проверил его на своей любимой собаке. Этот опыт он проделал публично.

3 октября 1785 года он собрал парижских граждан в посмотреть на свой эксперимент. Поднявшись на высоту около 500 метров, Бланшар сбросил пса на небольшом парашюте. Пес невредимым опустился на землю.

Это необычайное представление вызвало большой интерес у парижских зрителей. С тех пор собака Бланшара многократно проделывала этот трюк.

Своими экспериментами Бланшар доказал, что парашют нужен аэронавтам, а начало его применения для спасения человеческой жизни положил французский воздухоплаватель Гарнерен.

Его современник чрезвычайно интересно описывает это происшествие: ”22 октября 1797 года, в 5 часов 28 минут вечера, гражданин Гарнерен поднялся на воздушном шаре в парке Монсо. Мрачная тишина царила среди собравшихся, интерес и тревога были написаны на лицах. Достигнув высоты 700 метров, он обрезал веревку, соединяющую его парашют и корзину с аэростатом; аэростат разорвался, и парашют, под которым был помещен гражданин Гарнерен, стал быстро опускаться. Он так сильно раскачивался, что крик ужаса вырвался у присутствовавших, и слабые женщины упали в обморок. Тем временем гражданин Гарнерен, опустившись в поле, сел на лошадь и вернулся в парк Монсо, в гущу бесчисленной толпы, бурно выразившей восхищение талантом и смелостью молодого аэронавта”.

На своем примитивном парашюте Гарнерен прыгал еще несколько раз, затем обучил этому искусству своих близких, в том числе и племянницу Елизавету. Она бесстрашно демонстрировала народу этот простой спасательный прибор.

Уже много лет спустя после знаменательного прыжка своего дяди Елизавета Гарнерен совершила около 40 парашютных прыжков в самых разнообразных условиях. А ее имя вошло в историю как имя первой парашютистки.

По примеру Гарнерена и его бесстрашной племянницы идея прыжков с парашютом была подхвачена во всей Европе – сначала ловкими предпринимателями, и только значительно позже учеными.

Первыми, кто активно использовал опыт Гарнерена, были цирковые акробаты тех времен. В течение почти столетия они развлекали праздные толпы необычайно эффектными и захватывающими воздушными номерами. Полет под куполом парашюта смельчаки усложняли опасными упражнениями на трапеции.

Именно поэтому почти целое столетие парашют во Франции и других странах Европы был известен не как спасательный аппарат при воздушных катастрофах, а как занимательный аттракцион. В этом временном промежутке стоит отметить 1880 год, когда воздухоплаватель капитан Томас Болдуин изобрел автоматический парашют. Этот энтузиаст придумал ранцевую компоновку системы и принудительную схему введения парашюта в действие, которой пользуются до сих пор. Парашют Болдуина раскрывался автоматически при покидании аэронавтом корзины воздушного шара. В момент прыжка веревка, которая крепилась к корзине, вытаскивала купол из ранца и обрывалась под тяжестью тела парашютиста. От скорости падения парашют наполнялся воздухом и раскрывался, обеспечивая безопасное приземление.

Эпоха технического прогресса

Следующий этап в развитии парашютного снаряжения был ознаменован изобретениями последователей американцев братьев Райт, которые 9 декабря 1903 года поднялись в воздух на летательном аппарате тяжелее воздуха. Это была настоящая победа человечества! Райтовский самолет пролетел без посадки около 30 минут со скоростью 90-95 километров в час. Вскоре появились и другие конструкции аэропланов: Блерио, Ваузена, Гассена, Нортье и других. Все эти изобретения стоили немалых жертв. Уже поднявшись в воздух, летчики гибли из-за несовершенства своих конструкций, погребая себя под обломками машин. В попытках овладеть воздушным пространством стала очевидной необходимость страховать себя каким-то спасательным средством, сохраняющим жизнь пилота в момент крушения воздушного судна. Именно тогда старейшее изобретение, известное со времен да Винчи, извлекли из архивов истории и по старым моделям, усовершенствованным цирковыми акробатами, стали приспособлять к нуждам стремительно развивающейся авиации.

1 марта 1912 года американский летчик Берри первым совершил прыжок с парашютом из самолета, выполняющего полет. Почти в это же время во Франции, России и в других странах стали пользоваться парашютом. Выпрыгнув из самолета, летчики благополучно приземлялись на землю - расчеты подтвердились! И, тем не менее, парашют оставался вне закона. Существовал сильный стереотип, что в первую очередь необходимо обезопасить не летчика, а самолет - тогда и пилота спасать не придется. Доминировала теория автоматической устойчивости самолета в воздухе, или планирования, то есть, положения, при котором машине не угрожает катастрофа. В первые годы развития авиации теория планирования самолета оказалась настолько модной, что интерес к парашюту почти совершенно заглох. Но не надолго.

В 1914 году “Национальная воздухоплавательная лига” во Франции устроила конкурс безопасности воздушных полетов - образцы парашютов выставили девять конструкторов. Признание получил лишь гироскопический автомат-стабилизатор профессора Сперри. Его сын на аэроплане «Гидро-Кертис», снабженном автопилотом, вышел на крыло во время полета. Самолет при этом продолжал лететь, не теряя устойчивости и направления. Этого было достаточно, чтобы отдать предпочтение автомату-стабилизатору. Однако сторонники планирования умалчивали обо всех возможных причинах крушений самолетов, а происходило это не только от потери управляемости. Самолеты гибли от взрывов бензиновых баков, пожаров, столкновений, неожиданных поломок узлов и деталей и так далее. Вскоре сама жизнь отвергла это ненадежное изобретение, ранее получившее признание - несколько катастроф заставили “Воздухоплавательную лигу” изменить точку зрения. Парашют, наконец, был признан и оценен по достоинству, даже несмотря на то, что в процессе усовершенствования конструкций тоже унес немало жизней изобретателей. Вся острота конструкторской мысли тогда была обращена к усовершенствованию парашюта, и, как бы в ответ на все неудачные эксперименты, во Франции, Англии и России практически в одно время появились образцы новых парашютов.

Парашют Котельникова

В 1910 году Глеб Евгеньевич Котельников, человек одаренный и артист по профессии, стал свидетелем крушения самолета известного в те времена пилота Мациевича. Это событие заставило Котельникова задуматься над средством спасения летчика от воздушных катастроф. И уже спустя год он подал заявку на парашют безотказного действия. Правда, автору пришлось многие годы убеждать правительственные инстанции царской России в необходимости использования пилотами нового изобретения.

Вначале парашют отклонили за ненадобностью, потом по соображениям, что летчики, имея парашют, будут оставлять самолет в воздухе, лишь бы спасти свою жизнь. В итоге, как это не странно, изобретение Котельникова впервые было оценено… в Париже! Публичная демонстрация, организованная на Руанском мосту высотой всего лишь 50 метров, прошла успешно. Студент Петербургской консерватории Осовский прыгнул с моста на парашюте Котельникова и безопасно приземлился на землю.

Летом 1912 года парашют Котельникова проходил очередные испытания - решался вопрос принятия парашюта для снабжения армейских самолетов или окончательное его отклонение. На самолет вместе с летчиком был взят пятипудовый манекен, подвешенный к парашюту. Сделав несколько кругов над полем, летчик выбросил манекен, и тот мягко приземлился под распахнутым куполом. После этих испытаний военное ведомство, наконец, приняло парашют Котельникова на снабжение армии и разослало его в воздухоплавательные роты.

Парашют этот был очень портативен. Во время полета он находился за спиной пилота, сложенный в легкий чехол с откидной крышкой. Но, несмотря на исключительные результаты испытаний, парашют Котельникова долгие годы не находил активного применения даже будучи принятым на вооружение. Это происходило не только из-за консервативности военного министерства, но и из-за отсутствия необходимости в спасательных средствах. Русское воздухоплавание и авиация в те годы только зарождались, и по-настоящему изобретение Котельникова начали ценить уже после Октябрьской революции. На фронтах Гражданской войны оно спасло жизнь десяткам наших летчиков и воздухоплавателей, хотя применялось наряду с более распространенной французской системой спасения Жюкмесса.

Популярность парашюта “РК-1”, так назвал его изобретатель, за годы войны значительно возросла. В связи с этим в Комитете по делам изобретений, созданным при Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ) 12 февраля 1921 года, был поставлен вопрос о премировании Г. Е. Котельникова.

Докладчик привел данные о преимуществах парашюта Котельникова перед парашютом “Жюкмесс”. Постановление гласило: “Принимая во внимание преимущества принятого для снабжения авиачастей парашюта системы Котельникова перед другими, тоже принятыми в авиачастях парашютами французской системы Жюкмесса, а также то обстоятельство, что парашюты Котельникова являются единственными парашютами русской конструкции, присудить Котельникову поощрительную премию...”

Позже в своих мемуарах изобретатель так прокомментировал это событие: ”Не деньги обрадовали меня - награда показывала, что моя работа признана полезной. Я снова принялся за работу, стал совершенствовать свой парашют и работать над новыми конструкциями, которые могли стать полезными и в хозяйственной жизни страны, и в деле ее обороны”.

Г. Е. Котельников на всех этапах своей деятельности рассматривал парашют преимущественно как спасательное средство. Создавая затем грузовые парашюты для военных и мирных целей, он расширял круг их применения. Тогда ему и в голову не приходило, что парашютизм может стать массовым спортом, средством воспитания мужества у молодежи.

Между тем, развитие парашютного спорта в период до 1938 года было целиком направлено руководством страны Советов именно в эту сторону. Для подобных целей в Москве был создан специальный научно-исследовательский центр, который позволил вести все работы по дальнейшему развитию и усовершенствованию спасательного средства на научной основе и за счет государства.

Одновременно с этим решался вопрос о создании кадровых школ инструкторов-парашютистов. Первая начала свою работу еще в 1921 году в Петрограде – там же, где проводились первые испытания парашютов Котельникова. В итоге, парашютизм сделался любимым спортом десятков тысяч юношей и девушек. И, как это не парадоксально, большинство из них узнали о Котельникове, изобретателе авиационного парашюта, значительно позже.

В 1926 году Котельников принес в дар Советской стране все свои парашютные патенты, отказавшись от материальных выгод. Собственником изобретений Котельникова стало государство, которое долгие годы умалчивало заслуги конструктора перед Родиной. Но, к счастью, он все-таки нашел признание еще при жизни, так как именно его зарегистрированные патенты являли собой основную почву для регистрируемых позже изобретений конструкторов других стран.

Современное снаряжение

В наши дни достаточно сложно сопоставить, в каком процентном соотношении сместились акценты между спортивным, народно-хозяйственным и военным применением парашютных систем, так как доступ к этой статистике имеет очень ограниченный круг граждан. Очевидно другое - это снаряжение перестало быть экзотическим развлечением и получило широкое распространение. И, конечно же, со времен Глеба Котельникова оно претерпело немало модификаций. Однако классический купол круглой формы и схема его ввода в действие, разработанные еще в довоенные годы, применяются до сих пор. Многолетняя практика и собранная за это время статистика доказали, что при осуществлении определенных задач снаряжение такого типа является наиболее безопасным. Речь идет, в первую очередь, об массовых десантированиях и выброске крупногабаритных грузов, осуществляемых, в основном, в военных и народно-хозяйственных целях.

И, как бы внешне не отличалась современная спортивная парашютная система, она по-прежнему имеет ту же конструктивную компоновку, что и система Котельникова: наспинное размещение ранца, в который упаковывается парашют, сочлененное с подвесной системой, позволяющей безопасно приземляться под наполненным куполом.

К современным нововведениям относятся наличие в ранце запасного парашюта (ПЗ) и системы отцепки основного парашюта (ОП) на случай его нештатного срабатывания, а также наличие дополнительного страхующего прибора, который в случае потери парашютистом сознания автоматически вводит в действие "запаску". А применение современных синтетических материалов позволило снизить габариты и вес снаряжения практически до габаритов и веса дипломатов современных бизнесменов.

Эта куча нововведений позволила сократить статистику несчастных случаев среди парашютистов до цифр, которые вряд ли скоро будут достижимы автомобильными инспекциями мира. Идея Котельникова о создании безопасного и простого в применении средства спасения нашла достойных последователей как в нашей стране, так и за рубежом. И, несмотря на природную тягу русских ко всему иностранному, отечественные производители современного снаряжения в настоящее время способны составить серьезную конкуренцию производителям Европы и Америки.

По сложившейся традиции, начатой Глебом  Евгеньевичем, это в большей степени касается контейнеров-ранцев, чем современных спортивных куполов-крыльев. Но, тем не менее, факт остается фактом. И убедиться в этом можно, оказавшись на любом из Подмосковных аэродромов, которые на сегодняшний день имеют лидирующие позиции по количеству совершаемых спортивных прыжков во всей России. Этот спорт уже живет своей жизнью, отдельной от той, которую ей прочили пропагандисты страны освобожденного труда.

Парашютный спорт по-прежнему остается зависим от авиационных регламентов, которым обязаны подчинятся все эксплуатанты воздушного пространства в пределах государственных границ. Но стимулируется он сейчас, в основном, исключительно частными интересами владельцев коммерческих зон десантирования и является дорогим удовольствием для любителей.

Именно из-за дороговизны профессиональный спорт также является уделом немногих продвинутых. Но, тем не менее, возникшее не так давно альтернативное направление парашютизма – B.A.S.E. jumping, являет собой некоторое отступление от финансовой подоплеки классических парашютных дисциплин. За билет в самолет, который доставляет парашютистов на необходимую высотную отметку, платить не надо, так как прыжки на снаряжении такого типа могут совершаться со статичных объектов высотой уже 50 метров и выше. Да и снаряжение, разрабатываемое для бейса, стоит подешевле, так как не несет в себе ни запасного парашюта, ни страхующего прибора. Системы этого класса рассчитаны на то, что будут находится в эксплуатации опытных пользователей, которые применяют их на пространствах, не охваченных авиационными и парашютными регламентами безопасности. Посему, это радикальное течение является уделом очень ограниченной аудитории граждан, хотя в последние годы таких людей становится все больше и больше. Экстремальный спорт - штука модная…

Подготовил Константин Яблоков

Источник: СЭ Экстрим

Оцените статью:

Перепост:

Статья понравилась: Таких нет

Статья не понравилась: Таких нет


Комментарии

Комментировать в форуме...

andr

andr

По-моему, автор все-таки выдал Леонардо слишком большие авансы.

Quote:
Одно из самых почетных мест в этой истории принадлежит итальянскому художнику и ученому — Леонардо да Винчи. Он первый разработал конструкцию парашюта. Цитата, дошедшая до нас с тех времен, гласит: ”Если человек возьмет полотняный натянутый купол, каждая сторона которого имеет двенадцать локтей ширины и двенадцать локтей высоты, он сможет безопасно сброситься с любой высоты”.

Если учесть, что площадь купола да Винчи (при переводе в современную метрическую систему) примерно равна площади современного спасательного парашюта, то становится очевидно, что великий итальянец с точностью предвосхитил расчеты этого аппарата
.
Мне кажется, проект Да Винчи был несколько иным, чем написал автор. И вот что показала его практическая проверка:
http://www.kp.ru/daily/24090/321376

Изображение


Quote:
Правда, от реального проекта да Винчи все же пришлось отказаться. Мастер предлагал сделать спускаемое устройство не из ткани, а устроить жесткую пирамидальную конструкцию. Но испытания показали, что с таким парашютом спускаться все же нельзя. Это проверил на себе еще в 2000 году англичанин Андриан Николас: «давинчевский» жесткий парашют был настолько не приспособленным для спуска, что Николасу для благополучного приземления пришлось задействовать резервный современный парашют.

13.10.2008 21:54
DragonFly

DragonFly

andr писал(а):
По-моему, автор все-таки выдал Леонардо слишком большие авансы.

слишком большими авансами для Да Винчи грешит не только этот автор. Ему приписывали почти сверхспособности все кому не лень.

13.10.2008 23:07