menu

«О сельском учителе, дела которого были столь же

Партизанка

Партизанка

  • 06.02.2013 15:11
  • Просмотров: 2365

необходимы, как труды прославленных академиков»

 

Прекрасное окружает нас, а мы этого не замечаем.

Лунёв А. Ф.

О Пархомовском музее слышали многие харьковчане, но не все знакомы с личностью Учителя, всю свою жизнь посвятившего приобщению детей и односельчан высокому искусству.  Он был простым сельским учителем, сумевшим создать в обычном украинском селе такой музей, которому позавидовали бы многие города.

Родился Афанасий Фёдорович Лунёв в 1920 году в Курской губернии в семье старообрядцев. У его дедов и прадедов издавна хранились дома иконы и церковные книги, а бабушки рассказывали сказки, предания и пели народные песни. Так происходило приобщение мальчика к культуре, а ещё – через потрясающе красивую природу. Его отец был шахтёром, и вскоре семья переехала на Донбасс. Война застала Лунёва в Артёмовске, где он устроился работать учителем истории в школу после 4-го курса Киевского университета. Он почти сразу попал в плен, зимой 41 года его вывезли в Германию и отобрали в фильтрационном лагере для работы на заводе Рурстали. Вот что Лунёв рассказывает о процессе распределения: «Всё это напоминало рабский торг древних времён, о которых я рассказывал в школе, ни одной клеточкой мозга не представляя, что всё это может случиться в наше время и со мной».

Ему удалось выжить в лагерях: «И всё-таки мы уже начинали привыкать к тому, что мы живы. Я вот думаю сейчас: как мы обнаружили, что жизнь продолжается? И припомнил: мы начали учиться. Да-да, именно так. Появились какие-то книжки, тетрадки самодельные или разысканные в брошенных квартирах; ты учишься – значит, существуешь».

 «Ему было 25 лет, когда он приехал в чужое село [Пархомовку] – без книг и без вещей. Без профессии. Но за плечами была огромная жизнь: четыре года одержимой учёбы в университете и четыре года фашистских лагерей. А в селе была школа, в которой не хватало учителей. 1 октября 1945 года учитель Лунёв начал свой первый урок.

Классы напоминали партизанские биваки: одет кто в чём, переростки, сироты. Но вот жажда познаний, жажда жизни была, пожалуй, сильнее, чем у нынешних ребят. Смерть для них была привычнее, чем буквы».

Лунёв был страстным коллекционером искусства. А в те голодные послевоенные времена на толкучке харьковского благовещенского базара, продавалось много редких книг, картин, посуды, часов и других старинных предметов. «Попасть на харьковский базар из Пархомовки было непросто. Тяжело, трудно добирался я туда. До Ахтырки ехал узкоколейкой, там ночевал на станции, прямо на полу, а в пять часов утра садился в поезд на Харьков. Приезжал туда в девять, а в четыре дня уезжал обратно. Но этого единственного поезда могло и не быть, особенно зимой – мешали заносы или паровоз отказывал. Шоссе ещё не было, автобуса до Пархомовки – тоже. Словом, ради того, чтобы провести час 3-4 на базаре, иногда уходило 2-3 суток. Бывало, на обратном пути опоздаешь на узкоколеечный поезд, и шлёпаешь из Ахтырки до дому пешком 32 километра. Однако, всё было нипочём: молодость, любопытство и, конечно, страсть».

Там Афанасий Лунёв приобрёл немало книг и 10 картин-подлинников, каждая такая поездка заканчивалась семейными ссорами, ведь семья жила впроголодь, дочь часто болела, но и была главной поддержкой отцу. «В тот день я поехал покупать себе костюм, а вместо костюма…» Купил у пожилой женщины две картины – «Кавказский пейзаж» художника-передвижника Ярошенко и «Сбор водорослей в Британии» испанца Гомеса по 125 руб. каждая. Две картины – два месячных заработка учителя.

Всё это время, собирая собственную коллекцию, Афанасий Фёдорович мечтал о создании сельского народного музея и приобщении школьников и односельчан к прекрасному. Во время доучивания в Харьковском университете, он познакомился с Яковом Ивановичем Красюком, таким же, как он, сельским учителем, уже создавшим подобный музей. Их дружбе не суждено было долго продлиться, вскоре Яков Красюк умер от рака. И этот же 1954 год стал годом основания Пархомовского музея. Перед годовыми экзаменами Лунёв собрал своих учеников:

«– Земля, на которой мы с вами живём, – сказал он, – украинская земля богата историей, как пещера Алладина алмазами. Что вы знаете об истории Пархомовки?

– Наше село дало Родине двух героев Советского союза, – гордо сказал кто-то.

– И оба они погибли в битве за Пархомовку,  – добавил другой.

Но даже об этом знали далеко не все. И Лунёв поведал о том, что видела и пережила их Пархомовка, останки которых покоятся в курганном могильнике; о крестьянских мятежах при Петре и Екатерине; о сахарозаводчике Харитоненко, на которого работали прадеды его учеников; о том, как здесь, на окраинах Пархомовки, красные отряды громили банду Махно; и о том, как в жестокой Харьковской битве в грозном 42-м три наши армии были уничтожены в немецком котле…

– Чтобы стать людьми в полном смысле этого слова, – говорил Лунёв, – мы должны знать свою подлинную историю, какой бы она ни была, ибо ею пронизано всё: дом, в котором мы родились, старая церковь, в которой молчат колокола, трактор, взрывающий свежую борозду. Земля по которой мы ходим – священна, под ногами у нас и вокруг – невиданные музеи».

За то лето ученики перерыли бабушкины чердаки и сундуки, а всё, что находили ценного, несли Лунёву. Он добавил экспонаты из своей собственной коллекции и в ночь на 1 сентября расставил и развесил в школьном классе первую экспозицию Пархомовского музея, работающего по принципу: «Музей создают те, для кого он создан».

И начались труды Лунёва, не прекращавшиеся практически до самой его смерти. Умер он 7 февраля 2004 года, долго болел, но оставался директором музея. Незадолго до его кончины, его попросили оставить должность. По словам сына, с того момента он слёг и больше не вставал.

«Ты трудись, но так, чтобы вокруг тебя было легко и весело». Афанасий Фёдорович сам реставрировал многие картины, делал к ним рамки, резал стекло, изготавливал музейные витрины, занимался ремонтом зданий, «доставал» всё необходимое для этого. И самое главное, проводил вечера искусства, на которых его ученики слушали классическую музыку, изучали лучшие образцы мирового искусства, общались. Сначала это был кружок «Юный историк», позднее – «Радуга», которая разделилась на старшую и младшую. Со старшей занятия проводил сам Лунёв, и уже эти «радужане» занимались с младшей «Радугой», проводили экскурсии в музее и участвовали во всех остальных работах там. Школьники не только изучали искусство на своих собраниях, на летних каникулах они ездили в музеи Москвы и Ленинграда, бывали в закрытых для обычных посетителей запасниках, реставрационных и художественных мастерских, дружили и вели переписку с В. Фаворским, И. Эренбургом, Б. Неменским, Н. Ромадиным, Н. Коненковым, Кукрыниксами и пр. Их приглашала к себе в гости Дрезденская галерея, даже Мадонна в одном из интервью упоминала, что она хотела бы побывать в украинском сельском музее, в котором хранятся подлинники Пикассо, Матисса, Гогена, Айвазовского и других известных художников.

Было и немало трудностей, связанных с непониманием властями, завистью и пр. людскими недостатками. Показывать картины классиков с обнаженными телами считалось моральным разложением школьников. За первое самостоятельное помещение для музея – «грязный глинобитный сарай, из которого по антисанитарным условиям выехал детский сад», приходилось воевать. Интересна история о том, как музей получил своё нынешнее размещение в бывшем особняке графа Фёдора Подгоричани: «На дворе начиналась «оттепель», общественность поднимала голову, тут и там поговаривали о «зелёных улицах» искусству. Прослышав о юных историках и сельском музее, в Пархомовку нагрянула Харьковская студия телевидения. Зайдя в тёмные и тесные комнатки барака, где тогда помещался музей, и удовлетворившись материалом, режиссёр, однако, сказал:

- Всё это очень интересно, но снимать здесь нельзя. – И обратился к секретарю райкома, который его сопровождал: - А другого помещения нет? Перенесём туда экспонаты, соберём ребят, снимем, а потом обратно на место. Идет?

Секретарь замешкался. А Лунёв, чувствуя, что в эту минуту, быть может, свершается его мечта и такого случая упустить никак нельзя, быстро подсказал:

- Есть прекрасное помещение. Видели особняк на горе?

- О-о! – только сказал режиссёр.

- С первого этажа недавно выехала контора сахарного завода. Девять комнат! Правда, они сильно запущены, но мы всё приберём.

Режиссёр взглянул на секретаря, тот кивнул и – дело решилось.

Съёмки закончились. Через неделю пошла передача. А Лунёв и не подумал съезжать из замка. Когда из райкома прибыл инструктор с милиционером, их глазам предстало весьма живописное зрелище: все стены были напрочь ободраны, кирпичная кладка, которой был наглухо задраен прекрасный камин, обрушена – юные историки готовились обосноваться здесь навсегда.

- Что происходит? – гневно спросил инструктор. – Кто разрешил вам здесь хозяйничать?

- Придётся освободить помещение, - миролюбиво предложил милиционер.

Он был свой, пархомовский, и в глубине души болел за Лунёва.

- Передайте своему начальству, что мы отсюда никуда не уйдём, - заявил Лунёв инструктору. – А если применят силу, то сообщим в обком, какую «липу» с ведома районных властей показывают на телеэкране.

Эти слова возымели действие. Обсудив все «за» и «против», музей разрешили оставить».

Впоследствии и второй этаж перешёл в распоряжения музея. С 1987 года музей имеет статус государственного и является автономным отделом Харьковского художественного музея. Теперь экскурсии проводят здесь профессиональные экскурсоводы. Стоимость взрослого билета – 7 грн., детского – 5 грн. Экскурсия для всей группы стоит 30 грн., если группа меньше 10 человек, то стоимость экскурсии, включая входные билеты, на всех – 100 грн. Музей работает с 9-00 до 16-00, пн и вт – выходные, в ср (неизвестно почему) тоже лучше не приезжать.

Добраться в Пархомовку можно с автовокзала возле Центрального рынка, маршрутка, едущая через Пархомовку, отправляется в 10-25. Чтобы успеть посетить музей и уехать в тот же день это поздно. Поэтому на автовокзал можно приходить пораньше, часов в 7-8 утра, и ехать на одном из таксистов, которые выкрикивают: «Пархомовка». Стоимость билета на автобус – 40 грн, на маршрутке-такси – 45 грн. Обратно автобус из Пархомовки приезжает в Харьков около 17 часов.

В эти края Харьковщины, где сохранилось много интересных мест, можно отправиться небольшим пешим походом.

Старенький отчёт о походе по "майским" усадьбам.

Все цитаты приведены по книге Л. Лернера и Э. Маркина «Сколько цветов у «Радуги,» или Дни Афанасия Лунёва».

 

 

Оцените статью:

Перепост:

Статья понравилась: Миша, nikalexey, Партизанка, Timurlang, macafee,

Статья не понравилась: Paganelle, SNiЖ0k,