menu

Велопоход по Мадагаскару. Осень 2017.

maxx17

maxx17

  • 01.03.2018 15:38
  • Просмотров: 1346
В октябре прошлого года, небольшая компания велотуристов, отправилась на остров Мадагаскар, чтобы покататься по нему на велосипедах. Чем закончилась эта авантюра, можно узнать из этого отчета или скорее рассказа. Отчет написан идейным вдохновителем и организатором экспедиции, то есть мною - Максимом Загродским. Мои товарищи по походу Юра Силюков из Запорожья, Аня Головина и Женя Ушаков из Харькова. Замечательные ребята, с которыми мы разделили все тяготы, лишения и впечатления от этого путешествия!
Ну вот и он. Мадагаскар… Слева. Под крылом. Отчетливо видимая береговая полоса с еле заметной, белой полоской прибоя. Вот и сбылось. Мы летим над островом, куда я стремился попасть столько лет. Настроение непонятное.. Должен быть восторг наверное.. Но его почему-то нет. Смотрю вниз, где-то там среди гор, проходит наша извилистая дорога к океану. Впереди снова неизвестность и приключения! Приключения, которых ждали целый год, а лично я намного больше чем год… Мои товарищи по походу, все у иллюминаторов, разглядывают незнакомый рельеф гористой местности, с нитями дорог красного цвета. Плавно разворачиваемся над квадратами и полосками полей красноватого мадагаскарского оттенка, снижаемся и идем на посадку в аэропорту Антананариву. На посадку заходим без велосипедов, без снаряжения, без прочих ножей, ложек, котла и спальных мешков. Но еще пока что с отличным настроением. Ровно до момента получения багажа…
В это же время, в Таматаве, в полном разгаре сиеста. Таматав или по новому, Туамасина - это город на берегу Индийского океана. На улицах мало народу, большая часть лавок и магазинов закрыты. Жизнь в городе почти замерла в полуденный зной.
Голландец Джордж задремал в своем гамаке, придерживая в руке курительную трубку, с которой почти никогда не расстается. Джордж спит и не подозревает о скором вторжении в его жизнь четырех украинских велотуристов. И Роберт МакГрегор, тоже, еще совсем ничего про нас не знает.. Но мы уже здесь, на острове, теребим и дергаем персонал аэропорта, в тщетной надежде все-таки обнаружить свои велосипеды среди багажа нашего рейса.
Итак, все пошло наперекосяк с самого начала. Я это почувствовал еще дома, когда лихорадочно заканчивал сборы глубокой ночью, за несколько часов до вылета из Запорожья. Почувствовал как собака чует землетрясение или цунами. Чувствовал, но объяснить не мог… Теперь вот сижу перед этими написанными строками и думаю, а может и к лучшему весь этот наперекосяк? А если бы все прошло по плану, возможно не было бы столько впечатлений, эмоций? Не было бы в той нашей жизни Джорджа, Роберта, не было бы капитана из Мароанцетры. Да до фига кого и чего бы не было из того, что прочно засело в памяти на всю жизнь, после этого мадагаскарского велопохода.
20 октября. 3 часа ночи. Запорожье. Юра Силюков стоит у подъезда со своим тщательно упакованным велом и снаряжением, ждет меня. Я должен заехать за ним и мы будем ехать в аэропорт. Юру во всю провожает жена. Вдвоем они уже 10 минут торчат у дома и ждут моего приезда. Но я не приеду. Я забылся беспокойным сном после получения смс от МАУ, о том что вылет переносится на утро. Юре заботливо отправил сообщение в Вайбере, чтобы не тревожить ночным звонком его семью. Думал, проснется, прочитает. Не прочитал. Когда Юре надоело ждать, он наконец позвонил мне. И после этого тоже пошел досматривать сны. Так начинался наш велопоход.
20 октября. 9 утра. Ну вот и все. Пора. Присели на дорожку. Пес вертится под ногами и радуется тому, что семья собралась вместе. Старшие дети с восторгом и завистью смотрят на папку, отправляющегося «на свой Мадагаскар». Самый младший в последний раз перечисляет фрукты, которые я должен привезти из Африки. В полном чувств, пронзительном взгляде жены, кроме всего прочего, читается отчетливое «Ну ты только вернись, гад…» ...Черт бы побрал эту сентиментальность! Возвращаюсь и еще раз обнимаю всех. Все. Пошел.
Багаж у нас был с перевесом до 2 кг, больше положенных 23-х. Велосипеды были заранее оговорены при покупке билета в МАУ. Но все-равно случилась какая-то заминка. Персонал что-то выяснял, куда-то звонил, о чем-то советовались и …читали правила. Потом одна девушка наконец что-то вычитала и сообщила коллегам, что все нормально. Багаж пропустили, возможно из-за заминки не обратили внимания на перевес. Все трое явно были «зелеными» и молодыми. Списываю все на их неопытность. Однако вылет все задерживался и задерживался из-за густого тумана. Билеты были до Стамбула, с пересадкой в Киеве. Думаю, эта злополучная пересадка и сыграла в итоге свою фатальную роль в событиях, происходивших далее. Женя Ушаков и Аня Головина летели в Стамбул напрямую из Харькова. Мы должны были воссоединиться с ними перед посадкой на рейс Стамбул-Антананариву. Отдельные пассажиры, ожидавшие вместе с нами рейс до Борисполя, были уже довольно веселенькие. Люди прибыли в аэропорт к 4 часам утра, ничего не зная о задержке. Некоторые из них коротали время в кафе. Когда же наконец самолет прилетел и началась посадка, в салон, не взирая на попытки стюардов преградить ему дорогу, прошел колоритный грузин в широкополой шляпе, с открытой бутылкой шампанского в руке. Это был один из пассажиров. Судя по репликам его собутыльников, именно он был душой компании, заседавшей в кафе с 4-х утра. Стюарды устремились за грузином и после непродолжительной возни наконец вывели его. После этого попросили покинуть салон и всех остальных, чтобы проверить самолет «на безопасность». Итак мы снова едем в терминал. Потом обратно. Потом летим в Борисполь. Времени в Борисполе остается в обрез, а мне еще нужно встретиться в центре Киева с Юрой Гриневичем и взять у него солнечную батарею для зарядки телефонов и футболки с логотипом «Велостраны», которые он изготовил для нашего велопохода. Наконец я снова в аэропорту. Регистрация началась вовремя, но вылет опять задерживается. Мы уже начинаем нервничать, ведь времени на пересадку в Стамбуле, не так уж и много. Пытаюсь не думать о плохом, но оно само цепляется за нас с самого утра. С опозданием часа на два, мы наконец садимся в аропорту имени Папы всех турок. И тут «первая часть марлезонского балета». Тренировочная. Нет наших велосипедов… Три раза хожу к персоналу, ответственному за выдачу багажа. Сперва меня успокаивают и просят подождать, на третий раз начинают какие-то действия по поиску «в закромах». Все пассажиры нашего рейса давно покинули терминал. Рейс исчез с табло о получении багажа. Мы одни с Юрой, вместе с нашей проблемой и разводящими руками турками. Наконец вывозят какие-то коляски, целую гору на большой телеге и предлагают нам посмотреть, нет ли там того, что мы ждем. Нет, там ничего нет! Там коляски! Еще раз объясняю туркам, как выглядит наш багаж. Не находят. Время критично утекает. Через полчаса заканчивается регистрация на рейс в Антананариву.
Мне предлагают проследовать в офис потерянного багажа. Все. Это конец… Путешествие закончилось не начавшись. Мозг лихорадочно ищет способы уйти от неумолимо надвигающейся катастрофы... Билеты в Антананариву у нас самые дешевые, обмену не подлежат. И тут чудо! Два грузчика несут наши велосипеды под руководством очень симпатичной секьюрити, не поленившейся лично спуститься «в закрома» на поиски наших байков. Теперь то я понимаю, что на самом деле, это была никакая не секьюрити. Это был ангел. Только ангелу под силу найти велосипеды, наверняка потерявшиеся в Борисполе. Ангел шел и что-то говорил грузчикам, при этом откидывая непослушную прядь темных волос с лица. Ведь ангелы могут быть брюнетками? Мысленно обращаюсь к небесам… Вообще после всего случившегося, стоило упасть на колени и вознести какую-то благодарственную молитву, подобающую случаю, но некогда было. А напрасно! Пару минут уже ничего не решали, а наши дела со всевышней помощью могли бы пойти и по другому сценарию. Однако случилось, как случилось. Со вздохом облегчения, хватаем наш багаж и буквально ломимся как сайгаки, на регистрацию нашего рейса в столицу Мадагаскара. Она заканчивается через пять минут, а нам еще нужно уплатить за провоз велосипедов в каком-то отдельном пункте приема этих самых денег. Там небольшая, но очередь. Мы подходим к другому окну, объясняем ситуэйшен и нам идут навстречу. Наконец бежим обратно. Время регистрации вышло, но нас регистрируют и куда-то звонят. -«Положите ваш багаж на эту телегу» -«На эту?» - я подозрительно осматриваю пустой зал и одиноко стоящую пустую телегу, куда мы должны скинуть велы.. Что-то нехорошее шевельнулось внутри, но турчанка была невозмутима. Еще раз уточнил номер рейса и спросил, точно ли успеют их погрузить? Девушка с глубоким вздохом ответила утвердительно. Мы бежим на паспортный контроль. НЕТ! Не так. Взмыленные, мы несемся на паспортный контроль! Наконец вдали, среди людского движняка, мелькает встревоженное лицо Жени Ушакова. Фууухх! Мы успели. Аня ждет нас всех у ворот на посадку. Там уже никого нет, кроме нас четверых. Несмотря на спешку, успеваем пополнить запасы джина, который помогает как профилактика малярии. Наконец мы в самолете! Последние из пассажиров! Какая-то просто небесная музычка в салоне и улыбки стюардесс соответствуют настроению. Я понимаю, что у стюардесс работа такая – улыбаться всем пассажирам. Но в этот момент мне хочется верить, что они улыбаются только нам и совершенно искренне радуются тому факту, что мы УСПЕЛИ! Душа ликует. Настоящая эйфория! Мы летим. Ведь только что мы могли не улететь, но мы летим на Мадагаскар!!!Четырнадцать часов спустя, после посадки в Антананариву.
Женя, как самый лучший и пожалуй единственный из нас «англичанин», оформляет заявку о пропавшем багаже в офисе аэропорта. Мы сидим и уныло смотрим на собирающих свои велы четырех поляков, которые прилетели с нами одним рейсом. Поляки тоже собираются добраться до Масоалы. Велосипеды Ани и Жени благополучно достигли острова. Нет наших с Юрой двух великов, а также палаток, спальников, карематов, котла и прочей посуды, всего инструмента и ремкомплекта, всех ножей и других нужных вещей. Досадно, обидно и больно. Словами просто не передать…Ну почему это случилось именно здесь и сейчас?!
Но ничего не поделаешь, нужно принимать какое-то решение и жить дальше. Пока что без велосипедов. Положение осложняется тем, что мы заранее заказали авто, которое должно было нас забросить к океанскому побережью. Это 350 км. Машина приехала. Нас встречают какие-то темнокожие люди и очень хотят поскорее отвезти нас куда-нибудь и получить за это свои деньги. Причем деньги получить вперед. Есть два варианта. Первый: послать подальше этих милых людей и сидеть в столице, ждать появления нашего пропавшего багажа. Второй: все-таки ехать по плану, а за великами возвращаться потом. Выбираем второй, т.к. по пути в Таматав проплачена ночь в отельчике в Андасибе, ну и мысль сидеть и ждать велы у океанского побережья, а не в грязной африканской столице, намного приятнее. Скрепя сердце, рассчитываемся с перевозчиками. Деньги тут же начинают активно пересчитывать и делить при нас аж трое местных персонажей. В общем-то все прошло нормально с этой поездкой, но местные нравы немного напрягали. Деньги также меняли в здании аэропорта. Курс там вполне приемлимый, это мы знали наперед.
Теперь пару слов об истории вопроса и первоначальном плане нашего велопохода. Про Мадагаскар я прочел в чужом отчете в далеком 2007 году. Тогда- то и понял, что побывать там мне совершенно необходимо. Сперва собирались вдвоем с супругой, как бэкпеккеры. Но по разным причинам поездка откладывалась год от года. Однако в 2009 году, произошло событие, в корне изменившее мое отношение к туризму как таковому.
Весной того года, я впервые сел на велосипед с велобаулом на багажнике и поехал через Арабатку в Керчь, а из Керчи отправился в Севастополь. После той авантюры, понял, что на Мадагаскар полечу только с велосипедом. После велопохода по горной Турции, супруга сказала: «Знаешь что, дорогой, лети на свой Мадагаскар сам!» Прошло еще несколько лет. Мечта не умирала. Периодически я бредил Мадагаскаром у вечерних походных костров. Идея оказалась «заразной». У меня появились единомышленники из приятелей-велотуристов.
Появление сравнительно недорогого перелета из Стамбула, явилось решающим фактором в принятии решения. «Сейчас или никогда!..» Билеты были куплены почти за год до поездки.
Остров Мадагаскар очень большой. Я не знаю цифр, но по площади и размерам он пожалуй не меньше Украины. И здесь много разных, совершенно разных климатических зон. Три недели решено было посвятить северо-востоку острова и полуострову Масоала, куда нужно было добраться от Таматава на велосипедах. Это единственная дорога туда, длиной около 400 км. Путь этот весьма не прост, несмотря на небольшой километраж. Обратно решено было возвращаться морем и, если позволит время, отправиться на велосипедах на юг или на юго-запад от Таматава.
Сперва мы пытались планировать более сложный маршрут с севера Мадагаскара к полуострову Масоала, который предстояло обогнуть по морю, в той части, где невозможно было пройти на велосипедах. После чего финишировать в Таматаве. Но в итоге отказались от этого плана, в виду недостатка времени и слишком дорогого трансфера из Таны. А напрасно! Это был бы потрясающий маршрут со стартом в городке Беаланана и выходом через грунтовые перевалы к Индийскому океану. Сейчас, по возвращении оттуда, убежден что это была вполне прекрасная и осуществимая авантюра. Я даже вижу несколько реальных вариантов ее воплощения в жизнь. Но все же времени у нас было бы в обрез, даже если бы все шло как задумано.
Наше пребывание на Мадагаскаре начиналось 21 октября и заканчивалось 8 ноября. На полуострове Масоала сохранились девственные дождевые леса, такие же, как на Амазонке. Это самый большой и самый нетронутый кусок первозданной природы Мадагаскара. Следуя туда нам предстояло преодолеть бесчисленное количество впадающих в океан рек. Некоторые по мостам, мостикам и каким-то гатям, но большую часть на плотах и пирогах. По пути нас ждали потрясающие виды океанского побережья, множество деревень, почти не задетых достижениями цивилизации, национальный парк Мананара-Норд, песчаные пляжи на десятки километров, горы, подступившие к самому побережью и прочая тропическая экзотика. Все это должно было начаться на следующий после прилета день. По пути к океану планировали посетить Вакуна - парк у Андасибе и пресловутый остров лемуров. В Таматав решено было вообще не заезжать из-за бушующей в этом городе, если верить СМИ, эпидемии чумы. Мы еще не знали, что суждено нам прожить в нем, в общей сложности почти неделю, что освоимся там и станет он нам почти как родной) Итак начальная часть всего этого задуманного, осталась без изменений.
Проснувшись в бунгало возле Андасибе, мы пожелали ехать завтракать и потом посетить национальный парк, коих там, кстати говоря, немало. Поехали в Перинет, на остров лемуров. Сразу скажу, что природа и особенно фауна этого чудного места, произвели на нас большое впечатление и даже почти развеяли воспоминания о пропавшем багаже. Сперва мы прибыли к острову лемуров. На острове, окруженном со всех сторон протоками, живет несколько семей разных видов лемуров. Они прикормлены и охотно общаются с посетителями. Гид взял с собой несколько бананов, а мы для угощений приготовили целый пакет манго. Увидев это, гид не разрешил их брать, мотивируя тем, что потом лемуры не будут реагировать на бананы. Ладно. Пакет оставили, но одну манговину я все-таки тайком сунул в карман. Как только мы вышли из лодки, нас атаковало сразу несколько шустрых и наглых коричневых лемуров. Бананы лемуры сожрали довольно быстро и вскоре почти утратили к нам интерес. Тогда я достал припасенный плод манго.
Такого оборота дела лемуры никак не ожидали и бросив итальянскую пару, приманившую их бананами, снова ломанулись к нам.
Манго мы передавали друг другу, пока одному ловкачу не удалось все-таки вырвать почти обглоданную косточку из моих рук.
Особенно интересна была лемуриха-сифаку. Гид ее долго звал откуда-то из чащи, издавая определенные звуки. Сифаку пришла не одна, с малышом. И еще с палкой! Вероятно, чтобы отгонять чересчур наглых коричневых Крокодилов в парке достаточно. Днем они выбираются греться на солнышке и охотно позируют туристам. К этим двум я подобрался особенно близко. Наверное самец стережет подругу)))
А это – фоса. Самый большой и опасный хищник на Мадагаскаре, ну если не считать конечно крокодилов. Фоса может даже поймать лемура или птичку какую.
Почти до вечера мы гуляли по лесу возле Андасибе, теша себя надеждой, что придет весточка о нашем багаже. Женя постоянно вел переписку в Фейсбуке с каким-то сотрудником из Турецких авиалиний. Но он пока не мог сообщить ничего обнадеживающего. Путь в Таматав был уже проплачен и мы потребовали везти нас все-таки туда. По дороге купили бананов, манго, папайя и еще какой-то ерунды, которую потом выкинули.
Дорога в Таматав из Антананариву проходит по сложному горному участку. Это постоянный серпантин, местами по весьма отвратительной дороге, перевал более 1600 метров и много почти отвесных обрывов. Как следствие много ДТП. Мы даже стали свидетелями одного из них. Местные перевозчики очень не любят здесь ездить ночью. Но есть и приятная сторона, это множество водопадов, речек и красивых видов во все стороны. Кстати французы еще в 19 веке смогли проложить через этот район к Таматаву железную дорогу. Которая и поныне кое-как работает. Однако несмотря на это достижение научно-технического прогресса, похоже быт местного населения с тех пор не претерпел каких-либо изменений.
Еще одно наблюдение. На некоторых опасных поворотах, торчат группы каких-то местных жителей. Иногда это дети. Эти люди засыпают глиной ямы на дороге, с помощью лопат и помогают фурам разминуться на особенно крутых поворотах, выполняя функции регулировщиков. За это они просят денег. Вот такой подряд.
Ближе к побережью, где сменяется лес на более тропический, занимаются сбором бананов. Бортовая платформа стоит прямо на дороге. Местные жители, опять же множество детей и подростков, везут на тачках собранные в лесу бананы зеленого цвета. Может быть это не лес конечно, а какие-то их плантации, но мы вокруг нас видели только дикий лес. И тащат они свои бананы к машине со всех сторон. Связки бананов ловко укладывают на деревянные поддоны. Когда платформа набирается полной, ее накрывают тентом и везут в Таматав. Там порт. В Таматав мы приехали уже часам к 10 вечера. Долго искали и выбирали, используя Гугл, где остановиться. И тут провидение снова улыбнулось нам, хотя этого мы еще и не знали, и не почувствовали. Наш выбор пал на кемпинг «Lambahoany». Подъехали туда и осведомились, есть ли места. Нашлось бунгало на четверых и вовсе недорого. Хозяин кемпинга, Джордж, оказался голландцем. Он занимается на Мадагаскаре отельным бизнесом и волонтерством. Родину покинул давно и сперва занимался тем же самым в Мозамбике. Затем перебрался на Мадагаскар. Рано утром Джордж появился у нашего бунгало и рассмотрел наши невеселые лица. Можно смело сказать, что во всей этой истории с пропавшим багажом, момент встречи с Джорджем, стал переломной точкой. Велосипеды еще были далеко и непонятно где, но именно в эти первые минуты нашего знакомства заработал механизм по их благополучному возвращению владельцам, неутомимо раскачиваемый энергией и бескорыстным энтузиазмом Джорджа. Как он нам потом объяснял, попытки турок разобраться, куда делся багаж, зарегистрированный на их авиалиниях, могли натыкаться на банальное незнание английского. А также очень неспешное принятие каких-либо решений. На Мадагаскаре это называется мура-мура. Это особенность местного менталитета. Сразу это не поймешь и на словах не объяснишь, но стоит прожить здесь хотя бы неделю, вы осознаете в полной мере, что такое мура-мура. Впоследствии множество раз мы сталкивались с проявлениями этого мура-мура, совершенно непонятными и даже комичными для сознания европейца. Сами малагасийцы совершенно не чураются того и даже поют про мура-мура в своих песнях. Сам слышал. Кстати о песнях. Они все веселые. Грустных малагасийских песен я не слышал ни разу, если только они не поют о своих печалях в таком заводном жанре. Такое ощущение, что жизнь на Мадагаскаре удалась у всех и грустить, напевая печальные песни, вообще нет никакого смысла. Поют всюду. Если не поют, то обязательно слушают музыку из каких-то древних магнитол. В Таматаве этого конечно почти не увидишь, но если вы отправитесь подальше, по деревням на север от этого города, через какое-то время сами начнете насвистывать незнакомые местные мелодии. Едут – поют, идут – поют, собирают корицу, сидя где-то на дереве, - тоже поют. Вот правда ни разу не видел, чтобы рыбаки пели. Наверное тяжело это делать, вытягивая сети из моря. Но наверняка, когда считают свой улов, тоже поют) Но я отвлекся. Джордж занялся решением нашей проблемы и постоянно куда-то звонил и чего-то требовал, покрывая кого-то страшными голландскими ругательствами. Ну так мне казалось и хотелось верить)) В тот же день познакомились с парнем из Шотландии, Робертом МакГрегором. Роберт, был волонтером, всюду катался на велосипеде и трудился на ниве повышения квалификации местных учителей. Много интересного рассказал нам Роберт об уровне тамошнего образования и местных реалиях. Кроме того он стал нашим гидом по городу и вводил в курс дела буквально во всех вопросах. Сколько платить рикшам, где ремонтировать и покупать велосипеды, где стоит завтракать и ужинать, где нужно покупать фрукты и искать недорогих перевозчиков, если они понадобятся. Этот шотландец был исключительно позитивным чуваком, улыбка не сходила с его лица почти никогда. Мальгаши произносили его имя с уважением и ударением на последний слог. А еще к нему приходили заниматься очень симпатичные молодые учительницы. Сразу человек по семь. Роберт приглашал их к себе в бунгало и они пропадали там несколько часов. Мы жили в соседнем бунгало и острили насчет «затянувшихся занятий». Правда, когда спадала жара, Роберт занимался со своими училками прямо за столиками в баре у Джорджа. А еще в баре у Джорджа было холодное пиво, по цене супермаркета.
Обреченные на временное безделье, мы бродили по городу, наблюдая местный колорит. Иногда катались на велосипедах Ани и Жени. Иногда ехали все вместе. Роберт, Аня и Женя на велосипедах, а мы с Юрой за ними на велорикше. Я даже в шутку предлагал Юре купить один такой транспорт на двоих и отправиться на нем в Мароанцетру.
На местных рынках покупали всякие экзотические фрукты, приносили их к себе и там поедали. Тогда же я впервые распробовал спелые и ароматные манго, так как к тем, что лежат у нас на полках супермаркетов, доверия никогда не было. Второй по величине город на Мадагаскаре, оказался размером с наш украинский Мелитополь. На улицах преобладал транспорт на трех колесах. Это так называемый пус-пус или велорикши. А также их аналог на мототяге. В общем все также, как во многих странах Юго-восточной Азии. Только названия чуть другие. Жизнь в городе, впрочем как и по всему Мадагаскару, начинается довольно рано. В пять утра уже конкретный движняк. Прямо на улице, что-то жарят и варят в котлах. В таких местах можно сытно и ооочень недорого поесть. Мы с Юрой покупали какой-то суп и яичницу гривень за пятнадцать в пересчете на наши деньги. Порции такие, что хватает до вечера забыть о чувстве голода. Все затихает в сиесту, когда на улицах довольно жарко. Большая часть лавок и магазинов закрывается, а торговцы на базаре, зачастую спят прямо на своих столах среди товара, под навесом. Места в тени пальм, на центральной улице, тоже преимущественно заняты.
Ходили к морю. Там рыбаки что-то пытались поймать сетями. Я даже участвовал в этом мероприятии, помогая вытягивать невод. Улов оказался очень скромным. Впрочем, если заниматься этим целый день, то наверное можно наловить пару мешков такой рыбешки. Конечно веры в то, что велосипеды быстро вернутся, еще не было. Они могли прибыть в Тану и через неделю, и через 10 дней. В таком случае они уже не пригодились бы нам на Мадагаскаре.
Тана – это сокращенное название столицы Антананариву, употребляемое на острове. Причем ударение делается на второй слог.
Мы приняли решение продолжать велопоход в любом случае, даже если багаж не вернется в ближайшие дни. Поэтому еще с первого дня стали разрабатывать альтернативный план. Было решено найти какую-то замену снаряжению и купить велосипеды в Таматаве.
Выбор был не богат. Это либо новые китайские изделия с блестящими металлическими крыльями и пластиковыми шатунами, либо БУ велосипеды того же производства, где-то на уровне ашанбайков, но в общем тот же хлам. Багажники тоже выглядели очень печально. После долгих и неоднократных походов по рынкам Таматава, выбор был остановлен на двух реально подуставших экземплярах, корейского производства. Так по крайней мере утверждал их продавец. Выглядели они весьма уныло, как я уже говорил и за каждый мальгаш хотел по 100 американских гривень. Щупали и рассматривали их долго. Приходили к нему не раз и видимо почувствовав, что велосипеды нам очень нужны, продавец не уступал ни цента. Это нежелание торговаться, лично меня очень угнетало и я уже было решил, что все же куплю себе новенький блестящий китайский хлам на Базаре Би. Есть такой в Таматаве. Однако вскоре стали поступать обнадеживающие известия от Джорджа. А какие бы нас ждали славные и фееричные приключения, воплотись план «В» в жизнь!.. Интересно, куда бы доехали эти произведения велопрома?.. Возможно я похоронил бы своего безвременно скончавшегося железного коня в песках на берегу Индийского океана. И написал бы на табличке эпиграмму, что-то вроде «…он изо всех сил рвался вперед, но не рассчитал свои возможности..» или лучше так «..здесь вечным сном спит китайский ашанбайк, который был загнан своим злым хозяином во время беспримерного рейда в Мароанцетру…» А быть может в сердцах запустил бы вниз вот с этой живописной скалы…
А дальше свой путь к Масоале, мы с Юрой продолжали бы так
Или лучше наняли пару носильщиц, которые несли бы наши велобаулы в корзинах на головах. Вот так.
А мы бы шли сзади и рассматривали их стройные, загорелые ноги))
И вот настал миг победы…Сидим с Юрой в баре у Джорджа, потягиваем холодное пиво. Женя с Аней где-то катаются на великах по городу. Пиликает мой телефон и я читаю сообщение, которое пришло мне на почту. По мере прочтения глаза мои расширяются, а мозг пронизывает смысл написанного. Боясь ошибиться в английских буквах и не веря своим глазам, я еще раз просматриваю сообщение. Нет. Ошибки быть не может. Наши велосипеды в аэропорту Таны!!!! Бегу к Джорджу, чтобы сообщить ему эту радостную весть. «…Джордж, мы сейчас же выезжаем за нашими велосипедами!» « Никто никуда не едет» - невозмутимо и спокойно, выпустив дым после затяжки, отвечает голландец.
Он снова вооружается телефоном и начинает звонить в Тану. Из довольно эмоционального разговора, я понимаю, что Джордж категоричным тоном и с применением крепких голландских выражений, требует немедленно отправить велосипеды в аэропорт Таматава. На том конце, не сразу и очень неохотно, но соглашаются. «Велосипеды должны прибыть завтра утренним рейсом» - с видом триумфатора сообщает Джордж , отключив телефон. Я готов был его обнять и расплакаться. Неужели завтра все наладится?! Вот как мало все-таки нужно человеку для безграничной радости. Для этого всего то нужно у него что-то отнять, а потом, помучав его, это самое отнятое вернуть… Но мура-мура делает свое дело. По каким-то сугубо мадагаскарским причинам рейс откладывался до самого вечера. Наконец из Таны позвонили и сообщили, что самолет в Таматав находится в воздухе, наш багаж на его борту. Выскакиваем на улицу и хватаем первого попавшегося велорикшу. Велорикша не осознает всей серьезности этого исторического момента и ехать в аэропорт в один конец не хочет. В конце концов находим чувака, согласного нас отвезти. Велосипеды нашлись на Маврикии, где наш самолет из Стамбула, делал промежуточную посадку. По каким-то причинам их выгрузили там. Думаю по причине того, что мы слишком поздно сдали наш багаж в Стамбуле. Так или иначе, после активного вмешательства Джорджа, они были найдены и переданы в Антананариву. Турецкие авиалинии, как мне кажется, не владели ситуацией до самого конца и от них поступали отписки типа «Наша команда занимается решением вашей проблемы и мы надеемся скоро порадовать вас хорошими новостями». И вот долгожданный момент. Дрожащими от волнения руками, мы принимаем наши велосипеды в аэропорту Таматава. Посылаем подальше гурьбу желающих нам помочь пронести их метров 30, за деньги разумеется. И отойдя в сторону, занимаемся сборкой. Все цело и невредимо, хотя по карематам, которыми были обернуты разобранные велы, видно, что с ними обращались немилосердно. Несмотря на наклеенные бумажки, с предупреждением, что груз хрупкий. В то время, пока мы собираем велосипеды, местные кругом стоят вокруг нас. Даже в аэропорту набралось достаточно зевак. Один из них делает робкую попытку стырять каремат Юры. Юра вовремя замечает и пресекает действие. Спрашивают, куда мы собираемся ехать на наших велосипедах. Когда слышат, что в Мароанцетру, начинают ржать. Потом отходят к другим своим землякам и что-то говорят, показывая на нас. Те тоже начинают улыбаться и ржать. Эти несчастные конечно далеки от спортивного велотуризма, как от Луны, но их смешки немного напрягают. Итак, назавтра намечен старт! Потеряно три дня, но это всего лишь три дня. Энергия и хорошее настроение снова зашкаливают. А сегодня можно расслабиться и как следует отметить возвращение блудных велосипедов. На великах едем в уже разведанный и знакомый ресторан на окраине Таматава. Ресторан под высоченными пальмами, на самом берегу океана. Звезды над головой и шум обрушивающихся на берег океанских волн. Сколько всего этого у нас еще впереди, но уже без столиков и официантов. Вообще классное место, в своем роде пожалуй единственное в Таматаве. Утром следующего дня, распрощавшись с Джорджем, тронулись в путь. Роберт нас провожал километров десять на своем велике. Ему нужно было в какую-то школу, недалеко от Таматава. Как только выехали за город, дорогу нам решительно преградили какие-то люди в форме и с автоматами. Это был карантинный пункт , где всех проходящих –проезжающих проверяют на заболевание чумой. Так мы вспомнили, что в городе еще бущует эпидемия чумы. Ну если верить сообщениям СМИ. Всех просят пройти в такую синюю палаточку. Там на людей наводят приборчик для измерения температуры. Прямо в лоб. Потом выходишь с другой стороны. Ну или не выходишь…
Еще перед отъездом многие мои знакомые и друзья спрашивали, известно ли мне о эпидемии чумы на Мадагаскаре. Некоторые заботливо присылали ссылки на новостные статьи, где сообщалось, что на острове умерло уже 70 или 100 человек, что некоторые авиакомпании отменяют свои рейсы в Антананариву. Нас конечно трудно было запугать, но мы всерьез опасались, как бы не испугались турки и не отменили наш рейс из Стамбула. По факту, в самом Таматаве, где и был основной очаг эпидемии 2017 года, мы не заметили какой-то озабоченности населения по этому поводу. Более того, уверен, половина местных даже не догадывалась об этой проблеме. Джордж говорил, что шумиха в СМИ отпугнула туристов из Европы. Отели в Таматаве были пустыми. И действительно, мы очень редко встречали белых на улицах города. А те что были, скорее всего проживали здесь постоянно. К полудню придавила жара. Дорога с ямами, хотя и асфальт. Решили ехать по пять километров и останавливаться на небольшой отдых.
В одном месте, переезжая через мост, увидели как местные добывают речной песок. У берега стоят старые большие лодки-долбленки. Вероятно дырявые. Песок набирают как-то хитро. Подозреваю, что один человек набирает песок со дна, другой уже лопатой выкидывает песок на берег, когда вода стекает. Вот такой себе земснаряд по-малагасийски.
 
По пути нам довольно часто попадались деревни, где население специализируется на дроблении камня в щебень. Это было довольно жуткое зрелище, которое никто из нас так и не решился запечатлеть крупным планом. Жуткое, потому что в этом примитивном производстве, активно применяется детский труд. Представьте себе сидящих у дороги мальгашей. Женщин, мужчин, подростков, мальчиков и девочек лет от восьми и старше, и все они лупят молотками и кувалдочками па каменюкам, которые придерживают голыми руками, даже без перчаток. У некоторых имеются металлические кольца, которыми они удерживают камень, чтобы он не отскакивал. Большинство же делают это руками. Ни у кого нет защитных очков. И вот они сидят, серые от пыли и лупят-лупят-лупят молотками по камням. Рядом лежат уже надробленные кучи щебня. Особенно тяжелое впечатление на нас производило то, когда этим занимались дети. Очень хотелось снять видео и по приезду показать своим детям, чтобы они оценили родительскую заботу и ту комфортную жизнь, в которой живут не задумываясь. Такие сцены детского труда угнетали... Капец какой-то! Я понимаю, что у этих детей возможно не самая печальная детская судьба на планете. Но когда их встречаешь в каждой деревне, таких улыбчивых, наивных, бесхитростных и открытых, то становится их особенно жаль. Дети должны заниматься совершенно другими вещами.
После этого с двойным уважением начинаешь относиться к таким людям, как Роберт. Приехали, оставив благополучную европейскую жизнь и пытаются что-то изменить в лучшую сторону в этой стране.
Кстати, как-то стоял на дороге с велосипедами, пока мои товарищи купались в речке под мостом. Ко мне подошли двое местных парней. Кое-как начали общаться на английском, что очень удивительно для тех мест. Откуда приехали, куда направляемся и все такое. Сказали, что в их деревне живет американка. Как я понял, бросила все на родине и приехала сама, уже давно. Выучила малагасийский. Факультативно занимается английским и другими предметами с детьми в деревенской школе. Водит их на уроки-экскурсии в лес и на море. Организовала медицинские курсы, где проводит медликбез для всех желающих. Кто-то скажет «ненормальная». А может быть безумен наш мир, в котором живем мы?
Выехав к морю, обнаружили несколько хижин из листьев равеналы и навес. Там никого не было. Решились воспользоваться этим хутором для отдыха. Заодно разделаться с несколькими ананасами, которые везли с собой. Купались в океанском прибое. Спека нещадная. +37 в тени. Вокруг никого. Пальмы, широкий пляж, грохот прибоя. Мы сидя и лежа на карематах под навесом из листьев равеналы, жуем ананасы и смотрим на море. Что-то нас ждет впереди. Мы только в самом начале пути. Так какой же ты, Мадагаскар?... Путь в Соаниерана Ивонго, который мальгаши называют просто Ивонго, занял у нас два дня. Дорога асфальт, местами даже очень неплохой. Местами его нет совсем. Местные передвигаются на такси-бруссе. Это обычная междугородняя маршрутка-бус. Машины подуставшие, чадящие, забитые до отказа. Сверху навьючен багаж, корзины, одеяла, всякая всячина и часто живая домашняя птица, связанная за лапы и уложенная в корзины.
В деревнях такси брусс останавливается высадить-посадить пассажиров и местные жители окружают его пытаясь продать какую-то еду. Чаще всего это пончики из рисовой муки, обжаренные в масле. Мы и сами питались этим, покупая прямо у дороги. Вот с бананами в этом регионе было тяжело. Манго и ананасы тоже пропали с прилавков на нашем пути. А может просто не сезон пока.
До первого места ночевки доезжали уже по темноте. Темнело в 6 вечера, а дорога шла на удалении от прибрежной полосы. Для того, чтобы попасть на берег моря, нужно было пройти через лес. Ходили и ездили на разведку. Тропинки обрывались не дойдя до берега метров 200. Местные туда ходили рубить лес и отдых на море, видимо не входил в их планы. Пробраться же навпростець через чащу, было нереально. В конце концов нашлась тропа, вероятно прорубленная рыбаками и мы вышли на пляж. Дров, в виде сухого бамбука, было в избытке. Наутро открылась довольно живописная картина. В море на небольшом удалении торчали скалы, о которые разбивался прибой. Местные рыбаки выгребали на своих пирогах против волны. Какой-то чувак шел по берегу и нес в корзине за спиной уже пойманную большущую рыбину. Увидев наш лагерь, свернул к нам. Мы бы купили его улов, но вчера. Или сегодня, но вечером. Рыба была классная, но в данный момент совершенно не нужная. Так и объяснили чуваку. Везти ее по такой жаре до вечера было нереально. Дорога стала хреноватой, очень разбитой. Стали попадаться приличные песчаные участки. Проезжались они пока нормально, но мне в голову стали закрадываться мысли « а что же будет за Ивонго?...» При въезде в любую деревню, откуда –то сразу неслись детские крики «Салют ваза!» Ваза по-мальгашски – это «белый», «чужестранец». Для местной детворы мы были совершенно в диковинку и они не скрывали своих эмоций.
Мы всегда отвечали на детские приветствия и это заводило их еще больше. Они гурьбой выбегали из каких-то закоулков и пытались бежать рядом, крича «Сали ваза!» Действительно, до Мананары мы не встретили ни одного белого. Еще Роберт рассказывал, что некоторые маленькие дети не видели белых вообще ни разу в своей жизни. И при виде ваза на велосипеде, могут испугаться и заплакать. Ну плачущих я не видел, но явно испуганных – много раз. Представьте, сидит себе полуторагодовалый малыш и возится в песке на дороге, недалеко от своей хижины на сваях. А тут едет какое-то чудовище с большим велобаулом, с непонятным цветом кожи и в шляпе…А за ним еще и еще такой же…Детишки реально в панике тикали до мамки.
Впадающие в океан реки на этом участке везде преодолеваются по мостам. Ближе к вечеру выехали к большой деревне. Сразу за ней дорога делала очередную петлю и надолго отходила от побережья. Решено было свернуть на берег за деревней и уйти вдоль моря подальше, чтобы поставить лагерь. В самой деревне купили на ужин какую-то мелкую рыбешку, за неимением крупной. Вечером того дня произошло происшествие, которое еще раз напомнило одно из «золотых» правил велотуризма – ставить лагерь подальше от посторонних глаз.
После затянувшегося ужина мы обсуждали некоторые вопросы связанные с нашим дальнейшим маршрутом. Полагаю, в тот уже момент у нашего разговора был пятый и нежеланный свидетель. Гад сидел в кустах и наверное отбивался от комаров, размышляя о том, когда же наконец пойдут спать эти ваза.. Но разогретые ромом ваза, никак не могли угомониться и что-то громко обсуждали. Когда мы в конце концов улеглись, видимо нервы мерзавца не выдержали и он «пошел на дело» раньше времени. Сквозь сон слышу голос Жени: «Палатку режут!» Еще ни черта толком не понимая, дурной от сна, что-то выкрикиваю и пытаюсь открыть молнию москитки. Наконец вылез. Ребята тоже все повыскакивали. Аня показывает куда убежал ночной вор. В общем ситуация такая. Женя затащил баул в палатку и он выпирал в одном месте по тенту. Воришка выбрал его своей целью и начал резать тент, чтобы потом вытащить баул. Это и разбудило Женю. Баул был спасен, а вместе с ним и шесть миллионов местных тугриков, не считая всего остального, что было в нем. Злость погнала меня по берегу с фонарем в ту сторону, куда убежал подлец. Понятно, что гоняться за негром в прибрежных зарослях ночью бесперспективно и вообще не имело смысла. Но хотелось отогнать воров подальше, чтоб даже и мысли не было возвращаться. Этот случай заставил нас впоследствии уделять выбору места для ночевки еще больше внимания.
На Аню же это все произвело и вовсе неизгладимое впечатление. Отныне и до конца похода, все желающие выйти из палаток ночью по своим потребностям, отчитывались перед ней, называя свое имя)) В довершение ливанул дождь и порезанную палатку пришлось накрыть тентом. Дождь лил всю ночь и все утро. Запаковавшись, тронулись в путь. Встречаемые местные, идущие по своим делам в обоих направлениях по прежнему улыбались и радостно приветствовали нас. Понимаю, что эти милые и улыбчивые люди с мачете, были совершенно ни при чем, а ночной гад где-то дрыхнет в своей бамбуковой хибаре под звук дождя. Однако осадок остался.
Дождь прекратился и выглянуло солнце, которое моментально начало жарить и быстро иссушило все мокрые вещи. Наконец добрались до Ивонго. Это оказался довольно большой городок, в котором был даже какой-то лицей. Мальчики и девочки, лицеисты, носили форму – синие халаты. Очень похожие на те, которые мы в школе надевали на уроках труда. Центральные улицы – сплошной рынок. Все что-то продают. Мы закупились продуктами, т.к. знали, что дальше за первой переправой, достижений цивилизации в виде магазинов, долгое время не будет.
И вот она. Первая паромная переправа. Путь пересекала довольно приличная река, шириной с Днепр возле острова Хортицы. На берегу было очень оживленно. Был паром на который заезжал джип, были моторки и пироги, управляемые с помощью одного весла. Все это куда-то отплывало и откуда-то приплывало. Очень быстро нам удалось всунуться в какую-то лодку с мотором. Кроме нас в лодке был еще с десяток туземцев. Сперва плыли по реке, потом свернули в протоку. Наконец где-то пристали к берегу. -«Мананара туда?» -«Туда, туда..» -недобро ухмыльнувшись, ответил лодочник.
Выходили мы одни, остальные плыли куда-то дальше. Роберт МакГрегор говорил нам, что любая переправа не должна стоить более 2-3-х тысяч ариари с человека вместе с велом. Реально с нас пытались срубить намного больше на каждой второй переправе. Иногда мы сторговывались на меньшей сумме. Торг происходил путем написания цифр на песке. Причем зачастую цифры у мальгашей получались почти неузнаваемые. Вычурно они их как-то пишут, непривычно для нас. Следом за нами приплыл большой плот с джипом, а потом и пассажиры джипа, на отдельной лодке. Человек 25. Это не шутка, реально человек двадцать пять разного пола и возраста. На багажнике джипа Тойота, было навьючено неимоверное количество какого-то барахла и скарба. Горка багажа возвышалась над джипом еще метра на полтора. Вот они все как-то втиснулись внутрь и Тойота медленно поплыла по ухабам песчаной дороги. В том же направлении, куда нужно было и нам. Набрав воды в колодце и смочив обильно свои футболки, мы тронулись вслед за Тойотой. И сперва даже стали догонять ее. От этой первой переправы и до самой Мароанцетры нам предстояло ехать сугубо по грунтовым дорогам, которые в 90 % случаев, представляют собой песчаную колею. Первые километры преодолелись достаточно легко и я даже воспрял духом. Если такая же дорога пойдет и дальше, то чем же нас пугали? На Арабатке, которая была в свое время пройдена автором этого опуса шесть раз, ехалось намного проблемнее из-за гребенки. Здесь же никакой гребенки не было и в помине. Хотя дороги сплошь песчаные. …Однако, лучше бы она была. Вскоре мы в полной мере это осознали. Километра через три дорога стала портиться, а песок становиться все рыхлее и рыхлее. Джип оторвался и исчез за поворотом, вместе с туземцами, с интересом наблюдавшими за нами из кузова. Мы иногда еще пытались ехать, но вскоре эти попытки были полностью прекращены. Итак, солнце нещадно жарит все вокруг. Песок раскален. Четверо ваза, истекая потом, тащат и толкают свои навьюченные велосипеды куда-то на север, вдоль восточного побережья острова Мадагаскар. Кто эти несчастные? Откуда они приехали? Куда и зачем тащат свои велосипеды? Наверное такие вопросы возникли у водителя грузовика-внедорожника, проехавшего во встречном направлении. До следующей переправы нужно было преодолеть около двадцати километров. Вскоре так называемая дорога вышла на прибрежный участок. Песок стал еще глубже. Тащить велы по колее или прямо по пляжу – никакой разницы уже не было. Идти так дальше было нереально и с этим нужно было что-то делать. Абсолютно было непонятно, сколько еще может длиться это безобразие, но верилось, что где-то за следующей переправой все поменяется в лучшую сторону. Наивные!!!... Если бы в тот момент кто-то смог дать реальную оценку того, что ждало нас в ближайшие несколько дней, думаю это могло внести немалое уныние в наши ряды. Но неведение внушало известную долю оптимизма и Женя первым потащил вел через широченный пляж на берег, дабы применить свой опыт движения по линии прибоя, полученный когда-то на Джарылгаче.
Спустя час картина была такой. Солнце по прежнему нещадно посылало свою благодать на наши головы. Прибой грохал волны Индийского океана о берег. Я раздевшись тащил велик по мокрому песку, периодически пытаясь убежать от слишком резвой океанской волны. Когда это было нереально, то просто поднимал вел вверх и ждал когда нахлынувшая вода вернется обратно в океан. Джарылгачский опыт Жени и Ани ни фига не работал на Мадагаскаре. Это был абсолютно неправильный песок и неправильное море. Колеса были приспущены, калиперы сняты, но это не помогало. Вел не хотел катиться ни по мокрому, ни по сухому и безнадежно вязнул в крупнозернистом песке. Единственная спасительная дорожка возникала в первые секунды после отступления волны. Тогда песок, на этой узкой и постоянно меняющейся полоске, становился несколько более плотным и катилось по нему относительно легко. Однако тут приходила новая волна и от нее приходилось тикать, а потом наоборот догонять, когда она отступала. Это было довольно занимательно, хотя и изнурительно. Приходилось двигаться постоянными зигзагами, часто бегом и при этом постоянно следить за морем, чтобы вовремя оценить силу и «дальнобойность» каждой последующей волны. Когда мне удалось уловить эту закономерность, то дело пошло веселее и вскоре я заметно оторвался от ребят. За мной, со значительным отрывом, применяя какую-то свою тактику, двигались Аня и Женя. Затем еще метров на сто сзади, сняв велобаул и повесив его на плечи, замыкал шествие Юра. Впоследствии, сидя у костра, он любил вспоминать этот эпизод и утверждал, что очень хорошо, что рядом не было никого из нас. А то мы бы могли стать свидетелями очень недобрых слов про остров Мадагаскар, про это море, этот пляж и в целом велопоход, в который он согласился пойти. Пляж был бесконечным и эта бесконечность не радовала. Иногда бросал вел и шел окунуться в океанскую волну. Именно окунуться, так как купаться в полном смысле этого слова, было проблематично. Волна выкидывала на берег или наоборот норовила утащить тебя в океан. Дно резко уходило из под ног и чтобы вернуться на землю, нужно было ловить следующую волну и плыть вместе с ней. Так, кстати было почти везде, где берег не защищали рифы.
Иногда нам попадались ловцы креветок. Они побросали свои сети и отдыхали от полуденного зноя в тени пальм, с недоумением разглядывая невесть откуда взявшихся сумасшедших ваза, бредущих с велосипедами по линии прибоя. Наверное в тех условиях это было действительно занимательное зрелище… Километры пляжа медленно уходили под колеса наших велосипедов. …5…7…9…11, двенадцать! Мы еще живы и вполне могем двигаться дальше. Это радует. Судя по навигатору, наш маршрут уходил от берега к долгожданной переправе и нам пора выбираться с пляжа. Методом «тыка» выходим через прибрежную растительность на так называемую дорогу. С ней ничего не поменялось. Ее нет. Это просто глубокий, по колено, песок. Именно так местные потом объясняли, что нас ждет впереди, если мы их об этом спрашивали. Красноречивым жестом. У нас так иногда показывают руками, пытаясь объяснить человеку, что он ничего не получит. Вот точно также показывают малагасийцы, только с ногой, пытаясь рассказать, что дороги дальше нет, один песок по колено))) Наконец выбрались на переправу. На другой стороне довольно широкой реки, стоял понтон, предназначенный видимо для автомашин. Джип, встреченный нами на предыдущей переправе, судя по следам, давно смылся на тот берег. Подождав около 20 минут, мы погрузились в большую лодку-долбленку.
Еще дома, рисуя маршрут в Гугле, я насчитал 10 переправ. На самом деле их оказалось не менее четырнадцати! Ошибка произошла видимо из-за того, что некоторые мосты в реальности оказались разрушенными тайфунами в разные годы. А также некоторые косы, по которым теоретически можно было обойти устье реки, по факту были абсолютно непроходимыми даже для джипов и реально сообщение осуществлялось паромом.
Однако забегая вперед, скажу что автосообщения с самой Мароанцетрой нет. Автотранспортом можно добраться только до Мананары. Об этом мы тогда не знали и ошибочно полагали, что в случае шторма на море, сможем вернуться на такси -бруссе. В реальности, на полуостров Масоала можно добраться только двухколесным транспортом или пешком. Или по морю. Или самолетом. Правда, доехав до Мананары через пески и горный участок, выходящий к самому берегу, мы и сами отбросили вариант возвращения на джипе. Насмотревшись на то, как они передвигаются по горным дорогам, решили, что это не для нас. Уже за Мананарой обратили внимание на то, что дорога явно давно не используется автотранспортом. И вот на одной из переправ все стало ясно. Большой металлический паром лежал в неестественной позе, взгромоздившись на прибрежную скалу. Корма парома уходила под воду. Вероятно другого парома в этом месте пока не было. Поэтому от Мананары в Мароанцетру можно идти только пешком или на мотоцикле ехать. Что местные жители и делают. Вообще на всем протяжении маршрута от Ивонго до Мароанцетры, мы стали свидетелями очень интенсивного передвижения населения именно пешком. Шли все. Детишки постарше шли в школу и обратно, взрослые на свои рисовые поля, в лес по дрова, на сбор корицы и т.п.. Шли просто по каким-то другим делам, иногда далеко, т.к. останавливались, раскладывали свои котомки и начинали варить пищу. Интенсивность движения возрастала при приближении к какому-то относительно крупному населенному пункту. Вероятно также обстояли дела и у нас, лет сто назад, когда и в помине не было регулярного сообщения между городами и селами. На Мадагаскаре так до сих пор. Идущие объединяются по возрастным группам и интересам. Часто поют песни. Кстати именно здесь мне наконец стало понятно, почему очень многие местные жители, носят мачете.
 
Без этого оружия жизнь на Мадагаскаре – не жизнь. И уровень преступности здесь ни при чем. Хотя возможно ее и нет именно благодаря этому замечательному инструменту. Если у мальгаша заблудится корова-зебу, он никак не сможет вывести животное из зарослей в лесу без мачете. Если мальгаш хочет пить, он с помощью мачете делает засечки на стволу пальмы и по ним залезает, чтобы сорвать кокос. Чтобы быстро сделать дырку в кокосе, также без мачете не обойтись. Если идет дождь, а дожди в этом регионе мощные и затяжные, то местные срубают с помощью мачете лист-лопух и он служит им зонтом. Это только то, что увидел собственными глазами.
Кстати, когда мы просекли тему с кокосами, то и сами стали лазить за ними на пальмы. Это здорово экономило траты на питьевую воду. В кокосе было не меньше литра прохладного живительного напитка. В любую жару! И жажду эта жидкость утоляла намного лучше воды. Перебравшись через вторую переправу, мы оказались в довольно большой деревне. До следующей переправы было еще около двадцати километров. Уже в деревне мы встряли в те самые пески, о которых так красноречиво с помощью жестов, рассказывали местные жители.
Затрудняюсь вспомнить, сколько мы еще тащились по той долбаной деревне, про себя проклиная мадагаскарский автодор. Была наивная мысль, что это может быть местные так натоптали, а дальше за селом дорога станет лучше?... Но нет, дороги не было и за селом… Это было моральное опустошение. Сил тащить велы дальше почти не оставалось.
Направление выглядело ужасно и отпугивающе. Идти вперед не хотелось, но идти вперед было совершенно необходимо… И тут снова явились ангелы! На этот раз ангелы предстали в образе местных пацанов, праздно коротавших вечернее время на окраине деревни. Увидев, в какой жопе, простите, в каком затруднительном положении мы находимся, ребята стали махать, что-то говорить нам и очень эмоционально показывать куда-то в лес. С помощью языка жестов и нескольких французских слов, мы поняли, что где-то здесь есть обходная тропинка. Один из ребят вызвался проводить нас и показать спасительный путь. Вскоре выбрались на действительно твердую тропинку, по которой можно было реально ехать! Пацан бежал впереди нас, а мы ехали за ним. Показав правильную тропу и получив от нас пять тысяч ариари, счастливый проводник растворился в сумерках.
Не буду последовательно вспоминать о всех злоключениях того вечера, но в итоге, совершенно измотанные, часам к десяти вечера, мы смогли достичь деревни у третьей переправы. Уйдя от нее чуть в сторону по берегу, насколько хватило сил идти по песку, расположились лагерем прямо на пляже. Тропинка, которую показали местные пацаны, существенно облегчила нам продвижение по этому участку. Но увы, не стала счастливым финалом. В какой-то момент она закончилась и все ее варианты тоже. Ведя активные поиски, и протащив велосипеды еще несколько километров по глубочайшему песку, мы нашли еще одну тропу, пригодную для передвижения верхом на велосипеде. Она была болотистой, постоянно попадались какие-то пеньки. Об один из них, в темноте, я здорово разбил палец на ноге. Палец в последующие дни распух и болел, не обращая внимания на лечение подручными средствами. Я уже думал, что не миновать мне панариция, но перед отъездом домой, палец все-таки пошел на поправку.
И все-равно последние километров пять нам снова пришлось ползти по глубоким пескам. Иногда пытались ехать, но относительно твердые участки снова сменялись абсолютно рыхлыми. В довершение всего, где-то здесь у Юры окончательно отвалилась правая педаль, которая вела себя плохо еще с самого начала велопохода. Как только разбили лагерь, Аня с Женей отправились спать, отказавшись от ужина. А мы с Юрой, искупавшись в ночном океане, немного оклемавшись, достали остатки рома и давай снимать физический стресс с помощью этого чудесного напитка.
Утром решили высыпаться до упора и готовить плов, который изначально планировался на вечер. Выспаться не удалось. Мимо наших палаток проходила какая-то жизненно важная тропа местного значения. С самого раннего утра по ней стали бродить туда-сюда люди. Судя по голосам это были как женщины, так и мужчины. Все они бурно что-то обсуждали. Вероятно нас. Еще ночью в открытый полог тента увидел какой-то фонарь. Фонарик довольно быстро двигался в темноте мимо наших палаток. Сквозь полусон понимаю, что высота и скорость светящегося предмета, говорит о том, что это едет велосипедист, а на лбу у него горит фонарь…. Стоп! Какой велосипедист?! Это пляж с глубоким песком. По которому мы еле-еле тянули свои велосипеды накануне вечером. Это не может быть велосипед!!! Выскакиваю из палатки и вижу какую-то ярко светящуюся насекомую тварь, летающую мимо по каким-то своим ночным делам. Она реально здоровенная. - «Макс, это ты?» - Аня начеку. Лагерь под надежной охраной. -«Я, я…» - иду обратно спать.
Жара утром очень быстро напомнила нам, где мы находимся. Выходили с пляжа на дорогу уже по раскаленному песку. На море курсировали рыбацкие лодки, а невдалеке туземцы тянули на берег сетью креветок.
Пока собирались, к нам подошел добродушный беззубый дед и что-то рассказывал. Несмотря на кажущееся спокойствие моря, покупаться было все-равно проблематично. Волна, то была совсем маленькая, то ни с того ни с сего «била» метров на восемь и почти доставала до палаток, которые стояли наверху. Даже мыв котелок после плова, мне приходилось постоянно тикать наверх к палаткам, чтобы не быть утянутым волной. Потом, правда, я разбежался и сам прыгнул, отдавшись на волю волн. Сперва меня утянуло метров на семь от берега, потом немного поболтав и покачав, выкинуло обратно на песок. Обмыться от песка в бурлящей воде тоже не всегда получалось. Часто потом обнаруживал его уже сухим в ушах. Когда он туда успевал попадать, до сих пор не понимаю)
Натерпевшись за предыдущий вечер от рыхлых песков и имея в пассиве поломанную педаль, решили искать в этом ауле лодку, чтобы обогнуть песчаный участок до деревни Манампана. Толкать велы по таким глубоким пескам еще 20 км, не имело смысла, ну и нужно было что-то придумывать с педалью. Но все сложилось не так, как планировалось. На ближайшей переправе, туземцы очень быстро развеяли наши надежды на эвакуацию морем, а Юра к тому времени научился ездить на велосипеде с одной педалью.
Кроме того, за рекой началась относительно приличная дорога, по которой даже можно было ехать. И лишь изредка идти. Явно поменялся состав грунта. Он, хотя и оставался песчаным, но был красноватого цвета. Видимо в нем была приличная доля глины. Это делало его тверже. Переправившись на плоту на другой берег и вволю накупавшись в пресной воде реки, отделенной от океана белой песчаной косой, тронулись в путь.
По сравнению со второй половиной вчерашнего дня, мы просто неслись вперед, быстро покрывая расстояние. Впереди всех несся Юра, умудряясь делать это с одной педалью. Я даже предлагал ему ехать так и дальше, до самой Масоалы, т.к. судя по всему, вторая педаль ему была просто не нужна изначально.
Но педаль мы вскоре тоже отремонтировали, поставив на ее место болт. Болт подыскали во дворе какой-то хижины, где жил местный мастер мотоциклетных дел. С дороги я узрел какие-то запчасти, канистры от масла и свернул во двор. Мастера дома не было, но хозяйка разрешила нам порыться в его коробках с болтами и всяким другим крепежем. Среди этого богатства и был найден подходящей длины болт. Точнее ось с резьбой. Ось обрезали и законтрили гайками. Так Юра и ехал до самой Мананары, где болт заменили на более приличный и не откручивающийся через каждые пять километров. Проезжамые нами туземные деревни, часто были очень живописны. Высоченные кокосовые пальмы, пироги на берегу, тучи голопузой детворы, появляющейся не пойми откуда и это постоянное «Сали ваза!». Вообще, у меня сложилось впечатление, что процентов 80 населения на Мадагаскаре, это люди до сорока лет. А примерно половину населения всех этих деревень, которые мы проезжали – это дети лет до десяти
Явно, стариков и просто пожилых людей мы почти не видели. Бросалось в глаза то, что все туземцы молоды или относительно молоды. И это, безусловно, очень красивый народ. Красота, особенно женская , постоянно мозолила глаза. Думаю секрет в том, что практически все население в сельской местности, занимается физическим трудом. Зачастую весьма изнурительным. Никакого целлюлита! Вот один из запомнившихся сюжетов. Идут эдакие молодые богини с поля, а может быть из леса, нам навстречу. Стройные, все как одна, в коротких платьях выше колена. Все при себе. У каждой на голове по здоровенной корзине с какой-то лабудой, которую они наверное весь день где-то добывали. А в руке у каждой девушки по внушительному мачете. Богини босоногие, идут неспешно, помахивая мачете в опущенной руке и плавно покачивая бедрами…. Это нужно видеть!
Пока я доставал фотокамеру, девушки подошли в упор. Фотать в притык пятерых молодых женщин, вооруженных мачете и с вопросом смотрящих мне в глаза, стало как-то стремно…
Оставалось только запечатлеть это в своей памяти.
Эх, если б я был художником, я бы изобразил это на полотне и подыскал подходящее название для картины. Это стало бы мировым шедевром, а я бы срубил за него уйму бабла! Но я не художник…К большому и горькому сожалению…И деньги приходится добывать более прозаичным способом. Но все-равно, девушки на Мадагаскаре такие классные! Пусть их красоту на холстах напишет кто-то другой. Нет, серьезно, наверное не может быть некрасивым народ, чьи далекие авантюрные и отважные предки, когда-то давно, сели на утлые лодки и отправились по морю за горизонт, в поисках лучшей доли и новой земли…
С дорогой дальше действительно наладилось. Песчаные участки продолжали попадаться. Но проезжались довольно легко. Кроме того, там где к берегу подступали горы, дорога уходила вверх по каменистым грунтам, а потом снова спускалась к морю.
В деревнях стояли пьянящие запахи аромата корицы. Или гвоздики. Что-то такое там собирали повсеместно. Все это собранное сушилось на подстилках прямо на улицах. И это насыщало атмосферу такими запахами, которые чувствовались еще до въезда в саму деревню. Подстилки для всей этой лабуды плели из листьев равеналы.
О равенале стоит рассказать отдельно. Растение является символом Мадагаскара. И его гербом. Вот как у нас Тризуб, так у них Равенала. Из равеналы малагасийцы делают все важное. Например свои хижины. Несущие конструкциии из ствола этого дерева весьма крепки и долговечны. Крыши кроют листьями этого дерева. Выглядит как очерет, но если присмотреться и пощупать, то видно что это высохшие и растрескавшиеся лопухи равеналы.
Ближе к вечеру мы начали искать место для лагеря. Но населенка была так густа, что долго не могли найти подходящей нычки. Скалистые участки сменялись долгими пляжами, где среди пальм сплошняком стояли деревни. Под вечер на дороге, проходящей через деревни, собиралась просто тьма народу. При попытке остановиться и купить что-то в торговой лавке, нас окружала толпа любопытных, две трети из которых были детьми. Наконец была замечена какая-то тропа, уходящая через лес к берегу. Выждав, чтобы на дороге никого не было, нырнули туда и через некоторое время вышли на пляж. Метрах в пятистах от берега, океанский прибой разбивался о рифы, а у самого берега была мелкая и спокойная лагуна с теплейшей водой. Мы конечно купались вечером и к счастью, никто просто чудом не напоролся на морских ежей, которых там было изобилие.
Лагерь под пальмами был великолепен. Море, звезды, луна и дуже смачний український борщ на ужин. Утром метрах в ста пятидесяти от нас была замечена группа местной детворы. Детишки явно валяли дурака, резвились, палили костер и наблюдали за нами.
Решил подойти к ним поближе с фотокамерой. Но не тут то было! При приближении на небезопасное расстояние, дети дружно скрылись в джунглях. Оставив горевший костер. Ладно… возвращаюсь обратно в лагерь, беру жменю конфет и иду обратно к детям. Они снова вышли из леса, стоят и смотрят в нашу сторону. Приближаюсь медленно. Приветственно машу одной рукой и кричу «Саламааа!» Это «Привет» по ихнему. В другой руке держу конфеты, стараясь, чтобы детки их рассмотрели. Несмотря на такое проявление дружеских чувств, детишки один за другим снова исчезают в лесу. Когда уже подошел метров на десять, у костра на песке оставался один маленький негритенок. Мальчишка сжался и готов был сигануть в джунгли, вслед за приятелями, в долю секунды. Но видно было как страх и любопытство борятся в нем. Я остановился, чтобы случайно не спугнуть смельчака. Улыбаюсь и пытаюсь расположить к себе пацана. Еще несколько шагов. Сидит. Но явно напряжен и перепуган. «Да ладно не ссы, бери конфеты, это тебе. Вон и френд твой выглядывает из кустов, тоже наверное конфет хочет. Бери, бери, не бойся, друг!» Еще пару шагов и пацан хватает несколько конфет с руки. Но все-таки отскакивает чуть в сторону. Убедившись, что ваза не предпринимает никаких враждебных действий, мальчишка что-то кричит своим кентам и из джунглей выходит девчонка лет девяти с малышом на руках. Им тоже достается сладостей. Еще два пацана выскакивают из-за спины, зайдя в тыл через джунгли и хватают оставшееся. Ага, вот несутся и все остальные. «Вы опоздали, джентльмены, вас подвела чрезмерная осторожность»))) Отправляюсь в лагерь, за второй порцией конфет.
Через полчаса мы собираемся. А детвора расположилась вокруг нас и с интересом наблюдает как мы складываем походное снаряжение. Достаем футболки «ВЕЛОСТРАНЫ», изготовленные для нас специально Юрой Гриневичем и пытаемся фотаться с детворой. Ребятишки залазят на пальмы, под которыми мы ночевали и откручивают нам несколько кокосов. Затем показывают, как их правильно вскрывать. Когда выходили из леса, поняли чем они тут занимаются. Их задача была пасти корову. Корова зебу паслась в лесу на лужайке, а пастухи зависали на пляже. Там мы с ними и познакомились)
Как я уже писал, переправ было очень много. Около четырнадцати больших и маленьких форсирований рек. Я сбился со счета еще в походе, а сейчас уж и тем более не вспомню их последовательности. И это только платных переправ на лодках и плотах. А еще было бесчисленное количество мостов, мосточков, досточек и гатей, по которым приходилось перебираться весьма осторожно. А также песчаных кос, по которым обходили устья небольших речек в брод.
Зачастую плоты были связаны из бамбука и когда мы на них становились с велосипедами, то по щиколотку погружались в воду. Для того, чтобы погрузиться или выгрузиться, также приходилось заходить в воду по колено и переносить велосипеды. Через километров шесть после старта, выехали к очередной паромной переправе. Здесь был приличный паром, с которого съехал полноприводный грузовик Тойота, с огромным, почти метровым просветом. Для таких как мы через реку курсировали плоты и лодки типа «пирога». Ожидая своей очереди, пошел купить в лавке холодного баночного пива. Выпил пиво «залпом» прямо на пороге и поискал глазами куда можно скинуть пустую банку. Ничего похожего на контейнер или коробку для мусора не увидел и показал банку вопросительным жестом девушке-продавцу. Та забрала банку и я пошел к своим. Сделал несколько шагов и слышу что-то звякнуло сзади. Оборачиваюсь и вижу, что дама демонстративно выбросила мою пустую банку на улицу. С утилизацией мусора на острове никто не парится. Местные везде швыряли мусор под ноги. Когда мы ехали еще из аэропорта, кто-то из ребят спросил у водилы, куда деть пустую баклажку из под воды. Водила преспокойно взял ее и выкинул в окно. Он даже ничего не понял! Он просто помог избавиться от мусора туристам!))) Как мне показалось, от того что Мадагаскар еще не превратился в очень загаженное мусором место, его спасает бедность населения. Там просто еще нет такого изобилия дешевого пластика и полиэтилена, как в «продвинутом мире». Местные зачастую забирали у нас пустые пластиковые бутылки из под воды. Для дальнейшего использования. В деревенских лавках привычный ассортимент – это несколько мешков с рисом, фасолью, пшеницей и еще чем-то. В мешках стакан мерный, которым они насыпают купленное в свою тару. Полиэтиленовых пакетов нет. А если есть – то втридорога. Кроме того в лавке можно купить овощи, воду, часто пиво в стекле, марки ТНВ, консервированный в жестяных банках томат, бытовая химия кое-какая, иногда печенье и конфеты. Но последнее немилосердно дорого. В больших населенных пунктах конечно ассортимент более привычный для нас. Надо отметить, что овощи там тоже какие-то куцые и несчастные. Ни помидоры, ни огурцы не идут ни в какое сравнение с выращенными у нас, на юге Украины. Капуста тоже жалкая. А казалось бы, воды и солнца там в изобилии. На одной из переправ наблюдали картину, как местные переправляли череду коров-зебу через широкую речку. Просто загнали животных, привязанных за веревки в воду. Сами сели в лодку и поплыли. Непонятно, было, то ли коровы переплывают сами, то ли тащат еще и пирогу с чабанами. Но ничего. Доплыли все, как так и надо. Хотя казалось, что коровы непременно утонут.
К полудню доехали до очень примечательного места. Речка с довольно прозрачной водой вливалась в море. Поток был быстрым и пробил себе дорогу через песчаную косу. Когда переправились через эту реку, обратили внимание, что на косе зависает местная детвора. Пошли посмотреть чем они там заняты и сами стали прыгать в поток, который как атракцион в аквапарке, выносил нас в волны прибоя.
Еще помнится там же, кто-то из местных что-то пел на плоту. И красиво так, я вам скажу, пел паренек! Про что-то свое, наболевшее мадагаскарское. Тогда я решил его поддержать и исполнить и нашу рідну пісню. Заспівав «Роспрягайте хлопці коней!» Малагасийцы притихли и заслушались. Ни черта не понимая про «Марусю, калину и чорняву дивчину», наверняка задумались о том, что и наша песня про что-то родное, вечное и пылкое. Горный рельеф у берега, по мере приближения к Мананаре, становился все чаще и выше. Общий набор высоты на 60-ти километровом участке где-то перед самой Мананарой, составил 1000 метров. Здесь были и участки побережья, относящиеся к национальному парку «Мананара–Норд». Об этом иногда сообщали информационные щиты. Полагаю, на одном из таких участков мы и остановились на ночевку. Место было сказочное, еще лучше чем предыдущее. Главное труднодоступное и неприметное с дороги, проходящей выше. Только для того чтобы спуститься туда, пришлось развьючить велики и долго спускать все по частям. Вышли на совершенно девственный пляж с белым песком. Бухточка была шикарной. Огорожена близкими рифами, о которые разбивался океанский прибой. По мелкой и прозрачной лагуне бродил какой-то рыбак с копьем. Изобилие огромных кокосовых пальм и еще каких-то деревьев. Лагуна закрыта с двух сторон скалами, а с гор в море низвергался небольшой водопад с пресной водой. Это был кайф! Вечерело. Ребята разошлись по пляжу, исследуя неизвестное и потрясающее своей первозданной красотой. Прекрасные декорации для съемки фильма про Робинзона Крузо.
В море были обнаружены какие-то твари, и не рыбы, и не растения. Мы так и не поняли что это такое было. Уезжать из этого места не хотелось, было бы побольше дней, обязательно остались бы на дневку.
Утром встал пораньше и полез на скалу, закрывавшую нашу нычку с юга. Точнее это был развал просто гигантских валунов. Перебираться с одного на другой было стремно, но возможно. Упавший, рискует быть разбитым волной о скалы. Но именно здесь проходила почти неприметная тропа для пешего спуска из ближайшей деревни, где мы тарились пивом накануне. Поднявшись от берега на эту тропку, увидел на юг еще одну такую же бухту, но совершенно недоступную и невидимую с дороги. Да… здесь можно было провести и не один день. Привязать нож на палку и побродить по лагунам этих шикарных бухт, в поисках добычи, как вчерашний рыбак. Эх, если бы не пропали велосипеды!
На следующий день преодолели несколько прибрежных перевалов, с набором высоты от ста до ста семидесяти метров. Виды открывающиеся с высоты на море, были изумительны. Но палящее солнце не давало возможности как следует всем этим наслаждаться.
Дорога заслуживает отдельного воспоминания. Это просто каменистая тропа. Ну скажем так, как для забытой богом дороги в горном массиве, это далеко не самый плохой вариант. Местами очень похоже на спуск через Чайный домик на Соколиное. Но как для дороги республиканского значения, которая значится на карте страны под номером 5, это несколько странновато. Вот здесь как раз можно проводить испытания опытных образцов внедорожников, перед тем, как запускать в серию.
К сожалению, самых колоритных участков дороги нет на снимках. Они были в тени леса. Но как джипы переваливались через эти каменюки, это нужно было видеть. Пассажиры вылазили из машин и спотыкаясь, пробирались отдельно. Грузы, привязанные на крышу, нещадно мотыляло во все стороны. Но почему-то всех этих пассажиров всегда веселило именно наше появление. Они вероятно считали, что нам приходится намного хуже, чем им. На самом деле мы кайфовали от твердой поверхности под нашими ногами. Пусть даже такой неровной. А на даунхильных спусках ловили драйв, молясь только на то, чтобы выдержали багажники. Проклятые зыбучие пески похоже остались позади. Хотя песок на дороге сопутствовал нам до самого конца маршрута. Иногда по нему ехалось легко, иногда почти легко, иногда трудновато. Иногда приходилось слезать с велов и катить их. Но такое безобразие, как между Ивонго и третьей переправой, больше не повторялось.
На фото торговля древесным углем в каком-то населенном пункте возле Андасибе. Про добычу, точнее производство древесного угля на Мадагаскаре, стоит сказать несколько слов. Население острова с огромным энтузиазмом уничтожает остатки леса, которые не взяты под охрану в национальных парках. В последних, кстати, с браконьерами тоже не все «слава богу». Я у гида спрашивал. Так вот, как добывают уголь, мы увидели раньше, чем приземлились в Тане. Еще с высоты в несколько километров было заметно немалое количество больших и маленьких дымов в гористой местности. Как стало понятно позже, это коптили ямы с древесиной. Малагасийцы складывают срубленный лес в ямы, где он тлеет при ограниченном доступе воздуха. В общем принцип технологии производства угля, одинаков во всем мире. Но здесь это делается самым примитивным способом. Такие ямы-печи встречались нам повсеместно. Вероятно уголь очень востребован и мальгашам без него никак. Углем торгуют везде. На фото ниже мужчина с подростками тащат телегу с углем из леса к себе в деревню. Подозреваю, что это школьный учитель, делает заготовки угля для деревенской школы, а пацаны – учащиеся этой школы. Кстати, в том месте, где мы объезжали пески по указанной местными тропе, был продолжительный участок, который вероятно в недавнем прошлом был лесом. Причем было похоже, что лес местные жители случайно спалили целиком, не успев переработать на уголь. Об этом говорило огромное количество углей в песчаной почве и обгоревшие остовы деревьев среди молодого кустарника. Вот такая ситуация на Мадагаскаре с лесом и углем. Так что, те кто хочет успеть погулять по девственным дождевым лесам где-нибудь в Масоале или возле Андасибе, сильно не затягивайте.
В тот день вымотались и сверив расстояние, которое оставалось до Мананары, решили искать ночевку не доезжая до этого города. Темнело в 6 вечера и уже в пять нужно было бы где-то становиться лагерем. Но деревни в том районе настолько густо расположены, что найти уединенное место возле моря для ночевки, никак не удавалось. В итоге решили ехать все же в Мананару. Доезжали трудно. Фактически уже по темноте.
Городом конечно этот населенный пункт назвать трудно. Даже не знаю, с каким районным центром его можно сравнить у нас. Прежде всего на нас произвел впечатление сам въезд в этот городишко. Дорога такого типа попадалась и раньше во многих местах. То есть вымытый и выезженный за многие годы тоннель в грунте. Но здесь это был парадный въезд в город, который можно рассмотреть на карте страны. Женя Ушаков увидев это, назвал Мананару «жопой мира». И в чем-то был прав. Снимаю шляпу перед нашим автодором. Чуваки, вы все-таки не успели еще довести наши дороги до такого состояния, как на Мадагаскаре! Был не прав! Вьехав в центр этого замечательного поселка на берегу Индийского океана, с подсказкой местных нашли отель. Он назывался «Vanili Hotel» или как-то так. Здание было двухэтажным и являло собой образчик архитектуры колониальной эпохи. Думаю оно и было обителью какого-то колониста-француза, лет так 70 назад. На балконе второго этажа, прямо возле стойки рецепции, располагался ресторан. Или кафе. Мы были единственными белыми постояльцами и посетителями кафе. Местные также приходили в это кафе, что-то ели и пили. Молодые люди приводили своих дам на романтический ужин. В общем мы попали в центр светской жизни Мананары. Вода в номерах была. Но текла как-то очень неуверенно, поэтому приходилось пользоваться ведром, чтобы нормально обмыться или сходить в туалет. Чуть позже вода пропала вовсе, а персонал стал таскать по комнатам полные канистры. Видимо где-то кончилось электричество для насосов, но администрация всегда готова к такому обороту дела. Пришли в ресторан и заказали цыпленка под каким-то соусом. Цыпленка готовили очень долго, но он оказался изумительно вкусным. И это был не бройлер, а настоящая деревенская курица. Я даже допустил, что при получении заказа, повар посылает помощника на улицу, поймать цыпленка. Они там, на улицах Мананары, водятся в изобилии, шарахаясь из под колес и из под ног прохожих. Этот день оказался последним погожим днем нашего велопохода. Ночью с моря что-то сильно дунуло и пошел ливень. Ураган где-то что-то оборвал или сломал и после этого электричество в Мананаре закончилось вовсе. Надежда подзарядить аккумуляторы и пауэр-банки, рухнула. Даже телефоны зарядить не успели, а отсутствие солнца в ближайшие дни, тоже не позволяло это сделать от солнечной батареи, которую нам дал с собой Юра Гриневич, в качестве бесплатного подарка от его «Велостраны». Связь с Родиной была временно утрачена. Итак, утро. На улице льет и в городе нет электричества. Похоже, что местных жителей отсутствие энергоснабжения ни капли не смущает. Жизнь на улице бьет ключом. Даже под дождем. Все куда-то идут, едут и что-то друг другу продают. Улица – сплошной базар. Мы попросили повара пожарить нам яйца, которые так долго выторговывали накануне вечером. Дружно умолотив яичницу и выпив чудесного кофе, стали держать военный совет. Женя с Аней накануне решили плыть из Мананары в Мароанцетру лодкой по морю. Пресытившись песками, им хотелось больше внимания уделить национальному парку Масоала. Я собирался добраться в Мароанцетру велосипедом, т.к. это было для меня вопросом почти принципиальным, ну и парки меня меньше интересовали, чем сам задуманный много лет назад маршрут. Юра Силюков поколебавшись, решил все же ехать со мной. Но опять местные реалии не позволили нам расстаться. Женя съездил в порт или в то место, которое там зовется портом и узнал, что никаких рейсов в Мароанцетру в ближайшие дни не будет.
Честно скажу, что это обстоятельво тогда немало меня обрадовало. «Нас четверо, еще пока мы вместе! И дело есть и это дееелоо чести!» - напевал я про себя строки из незабвенного кинофильма, тем пасмурным и дождливым утром)) Нашли лавку с крепежем и болтами. Отремонтировали окончательно юрину педаль, закупились продуктами для борща на вечер и под дождем двинулись в путь.
Я не уставал всем обещать, что оставшиеся 120 километров, будут легкими и совсем не такими, как те что остались позади. Сам не ведал, что говорил… Миновали окраины этого чудесного места и выехали к очередной переправе через широкую реку. Дождь лил как из ведра и не думал прекращаться. Но он был теплым и под ним реально было вполне комфортно жить. Это я ощутил в ближайшие дни. Целый день ходишь и едешь в мокрой футболке и шортах и не ощущаешь какого-то дискомфорта. Как и все люди вокруг. Если выходит ненадолго солнце, то довольно быстро все сохнет. Ну а нет – так и не надо. И так нормально живется. Единственное, что доставляло неудобство – постоянно затекающая на глаза вода. Но меня от этого спасала шляпа с полями, купленная в Таматаве. И ребята мне откровенно завидовали. На самом деле дождь оказал нам еще одну услугу, значение которой трудно переоценить. Он обильно смочил водой песок на дороге. От этого он стал более плотным и укатанным. По пескам, бывшим еще вчера в довольно рыхлом состоянии, нам удавалось ехать вполне быстро.
В тех местах, где дорога отходила от побережья, грунты становились глиняными и раскисшими. Но все-равно, до наших украинских черноземов им очень далеко. И ехать по ним во время дождя вполне реально.
Снова реки, речки и мостики, какие-то гати и бамбуковые плоты, перетаскиваемые на другой берег по веревке. Иногда дождь пускался с такой силой, что все же останавливались в деревне под каким-нибудь навесом и пережидали когда вода перестанет в таком количестве падать с небес. Вместе с нами под навесом скапливались и местные пешеходы. Видимо и им было некомфортно такое обилие низвергающейся влаги. Вообще на этом участке в некоторых местах велись работы по строительству и восстановлению долговременных мостов из бетона и стали. Присутствовала техника, забивались сваи, заливался бетон и т.д. Вечером, преодолев какой-то перевал по каменистым грунтам, скатились к широкой реке. На другой стороне водной преграды, прямо на скале, как-то боком, в неестественном положении, лежал большой паром для перевозки автотранспорта. Корма его уходила под воду. Стало понятно, почему мы не встретили здесь ни одного автомобиля. Следом за нами к переправе подкатил на мотоцикле человек в строительном шлеме. Парень оказался местным инженером-мостостроителем и прекрасно владел английским. Учился в свое время во Франции, бывал и в других европейских странах. Сюда был командирован какой-то строительной компанией.
За переправой, миновав еще одну деревню, уже в сумерках, нашли пристанище на пляже за скалой. Дождь то прекращался, то начинался вновь, поэтому в итоге для трапезы собрались в моей палатке. Борщ снова удался, спасибо кулинарным талантам Юры Силюкова! В последние дни на ужин применяли ром «Dzama», это мадагаскарский напиток, который мы распробовали еще в кемпинге Джорджа. Отменная штука! По возвращению спрашивал о нем в специализированных магазинах, но там даже не слышали про такой. Следующий день начался обнадеживающе, проблесками солнца сквозь тучи. Но как-только выбрались на дорогу, снова ливануло не на шутку. В этот день нужно было уже доезжать до Мароанцетры. Ливень сменился довольно жарким солнцем. Въехали в какой-то длинный населенный пункт. Еще до него обратили внимание, что попутно с нами движутся просто толпы молодежи. И одеты они были как-то по праздничному, красиво и опрятно. Неужели все идут на церковную службу? Объяснение увидели в центре поселка, а услышали еще раньше. По этим местам гастролировала поп-звезда SISKA и остановилась с концертом именно здесь. В поселок со всех сторон стекались люди. Преимущественно молодые люди и подростки. Их было много. Очень много! Такого скопления людей мы не видели больше нигде на Мадагаскаре. Поражало – сколько же людей живет в сельской местности!
Сам концерт Siski и еще какой-то молодежной группы, проходил прямо под открытым небом, посреди майдана у церквы. Тарахтели генераторы, звучали электрогитары и синтезаторы. Организаторы кое-как отгородили и завесили «концертный зал», чтобы не заплатившие за вход, не могли бесплатно наслаждаться видом поющей поп-дивы. Концерт состоял из нескольких сеансов, так как невозможно было спеть за один раз для всех желающих. В общем Филипп Бедросович нервно курит в сторонке. Его малагасийские коллеги умудряются косить немало бабла даже в сельской глубинке. Некоторые, изрядно подвыпившие молодые парни, тусующиеся на улицах то там, то здесь, что-то кричали нам, увидев ваза на велосипедах. Непонятно было, то ли это что-то агрессивное, то ли просто бухой дурак радуется встрече с нами. Но задерживаться рядом с такими компаниями не хотелось. В целом заметил, что бухать у мальгашей не получается. Напиваются быстро и пьяного видно издалека по очень активному и неадекватному поведению. Правда агрессии от таких пьяниц никогда не встречали. И явление это нечастое. Последние десятки километров перед Мароанцетрой, проходят по песчаным грунтам. Сперва они весьма накатаны и ехать по ним получалось довольно быстро. Но ближе к городу, они опять становятся рыхловатыми. Это реально выматывало. Остановился у деревянного щита, вещающего о том, что мы въезжаем на полуостров Масоала. Откуда ни возмись, меня окружил десяток мальчишек и девчонок лет от шести до десяти. Привычное «Сали ваза!» и восторженный интерес. Я что-то говорю им в доброжелательном тоне, но угостить реально нечем. Детишки щупают велосипед и баул, а один пацаненок даже пощупал мою руку. И все время улыбаются! Эти неподдельные и искренние детские улыбки!... Детская непосредственность и любопытство нас просто подкупали. Наверное дети одинаковы на всей планете, но у нас детвора не носится толпами по улицам, не щупает прохожих с темным цветом кожи и не кричит им «Салют тебе, чужеземец!»))) Сам город произвел еще более негативное впечатление, чем Мананара. По сути, это была большая деревня с очень погаными дорогами. У реки, впадающей в этом месте в океан, расположен так называемый порт. Небольшие суда с мелкой осадкой заходят в устье реки, где можно укрыться от ветра и волны. Суда покрупнее стоят на рейде у острова Мангабе. На реке кое-где есть пирсы для швартовки судов. Но в основном катера и баржи, сбрасывают трап просто на берег. Остановились в бунгало в центре города. Единственный приличный отель у порта, отпугнул своими весьма нескромными ценами. Уже наученные проживанием в бунгало у Джорджа, мы с Юрой решили не искушать судьбу и сразу поставили палатки прямо внутри домика. Точнее внутреннюю спальную часть с москиткой. Он прямо на двуспальной кровати, а я свою на полу. Тесное знакомство с насекомыми не входило в наши планы. Ане с Женей было проще, в их бунгало над кроватью имелся балдахин из москитной сетки. Помылись и пошли искать, где можно поужинать. Тут стало совсем грустно. Тем кто окажется в этом замечательном городке, могу посоветовать сразу отправляться в ресторан при отеле в порту. Это единственное приличное место, где можно неплохо и относительно недорого покушать в вечернее время. С утра же можно обнаружить весьма недурную кухню в заведениях попроще и в разы дешевле, прямо на центральной улице. Она там одна. Ориентируйтесь на заведение, где много прилично одетых посетителей из местных. Там кормят вкусно и очень недорого.
 
Теоретически у нас оставалось в запасе три дня для посещения национального парка Масоала. Но прежде чем отправиться туда, нужно было решить вопрос с эвакуацией в Таматав. Обратно, еще дома, мы запланировали добираться морским путем. Из Лонели Планет была получена информация о регулярных рейсах по морю из Мароанцетры в Ивонго и Таматав. Руководствуясь ею и были построены планы. Правда там, в одной теме, где это обсуждалось, была маленькая, но очень важная оговорка, о том что рейсы зависят от штормов. Вот здесь наш ждал очень неприятный и довольно неожиданный сюрприз. Аня и Юра остались переждать дождь в ресторане, а мы с Женей поехали в офис главного перевозчика по морю, чтобы уточнить вопрос с возвращением в Таматав. Женя, как я уже говорил, был единственным из нас, отлично владевшим английским. Впрочем тут его английский был почти бесполезен. В офисе нам сообщили что никаких рейсов в ближайшие три дня не планируется из-за шторма на море. Три их корабля сейчас стоят в Ивонго и ждут погоды. На вопрос, что будет через три дня, вразумительного ответа тоже не было. Причем происходило это все так. Мы входим в офис, там две девушки и парень. Девушки выписывают какие-то бумаги посетителю. Мы спрашиваем, владеет ли кто-то из присутствующих английским. Девки, переглянувшись показывают на парня. Излагаем суть. Тот смотрит на нас и явно мало что понимает. С третьего или четвертого раза начинает что-то бурчать себе под нос. Из бурчания улавливаются отдельные английские слова. Еще промучавшись минут пять, понимаем, что никаких рейсов нет и не будет. Задаем вопросы о возможных вариантах, о том когда вернутся их корабли из Ивонго, об конкурирующих организациях. Чувак что-то бурчит и начинает заниматься своими делами. Сперва думал, он что-то хочет уточнить в своих расписаниях, может быть куда-то позвонить. Но нет! Он забыл о нас. Тот факт, что мы с Женей торчим перед его столом, клерка никак не смущает. Торчим- значит надо нам так. Может быть дождь пережидаем, может просто нам здесь удобно стоять. Мы ему совершенно не мешаем. Поняв это, еще раз напоминаем о своем присутствии и цели нашего визита. Клерк явно озабочен. Что-то снова начинает бурчать… Выходим из офиса крайне расстроенные, так как понимаем, что планы на посещение национального парка рушатся из-за необходимости срочно решать вопрос о том, как отсюда выбраться. Льет дождь. Едем в аэропорт. Там узнаем, что офис тоже в городе. Возвращаемся в город. В офисе авиалиний нам сообщают, что единственный рейс в Тану, на который можно купить билеты, вылетает аж 9 ноября. Нет, не подходит, вылет из Таны 8-го ноября. Едем в ресторан, где нас ждут Аня и Юра. После совета, все вместе едем все-таки в офис нацпарка Масоала, чтобы узнать о возможных экскурсиях. Все экскурсии рассчитаны на три и более дней. Путь не близкий. На один день можно сплавать только на остров Мангабе. Возвращаемся в ресторан. Дождь не прекращается. Если сейчас здесь столько воды льется с неба, то что же тут происходит в разгар сезона муссонов?... Решили пройтись просто по всем судам, стоящим у берега, чтобы пробить какую-то информацию о рейсах в Ивонго. На какой-то небольшой самоходной барже команда грузит ящики с пустыми пивными бутылками. Излагаем одному из матросов наш вопрос. Парень отвечает, что отправляются они завтра, Обнадеживающе улыбается и говорит, что сейчас спросит у капитана. Вдогонку парню я кричу, что нам не нужна каюта. Нас устроит любое место на палубе. Пока его нет, в порыве энтузиазма показываю матросам, как ваза умеют грузить ящики с пустыми бутылками. Матрос возвращается и говорит, что капитан может доставить в Таматав только наши велосипеды, людей везти не позволяет какая-то карта. Ладно, друг, спасибо. Пойдем дальше. Еще какой-то кораблик отправлялся в Мананару сегодня вечером. Как выбираться оттуда, непонятно. Ехать своим ходом по тому же маршруту, никто из нас не хотел. Да и не оставалось времени. Наконец на каком-то суденышке, подуставшего вида, под названием «Саванна 3», матрос сказал что вроде бы завтра должен быть рейс. -«Окей, как найти вашего капитана?» -«Он скоро должен быть, придите к двум часам» Приходим в два и ждем до половины. Его нет. Спрашиваем у какой-то девушки, командующей на складе, где можно найти кэпа «Саванны»? Та неопределенно машет в сторону какого-то «шанхая» на острове на реке. Где его там искать, ума не приложу. «Когда капитан должен прийти на корабль?» -« В девять вечера» -«Окей. Мы будем в девять» Идем обратно в ресторан. Не представляю, где тут еще можно коротать время в ожидании прекращения дождя. И вообще в ожидании чего-нибудь в этом унылом городишке. Безделие явно угнетает. Уж лучше бы крутить по пескам…. И тут меня осеняет!... «Стоп! Ребята, у меня есть мысль! Пошли обратно на «Саванну». Возвращаемся и спрашиваем: -«Милая девушка, скажите, а что нужно сделать, чтобы уплыть завтра на «Саванне» в Таматав?» -«Купить билеты» - преспокойно отвечает мальгашка и продолжает заниматься своими делами. -«А где можно купить билеты?» -«У меня»… Немая сцена и взрыв хохота. Мальгашка явно не понимает, что так развеселило этих ваза. Ни у кого из присутствовавших на пирсе мальгашей, во время нескольких наших визитов, не возникло вопроса, зачем мы ищем капитана.. Ну ищем и ищем. «Этим ваза нужно в Таматав и они ищут капитана. Черт знает, что на уме у этих белых. Если бы им нужны были билеты – они бы их купили. А они спрашивают капитана.. Остальное не наше дело» Какая-то такая логика. Билеты оказались трех видов. Эконом, бизнесс-класс и вип класс. Эконом был уже распродан, купили бизнесс. Дополнительно заплатили за велы. Явно, стоявшее у пирса суденышко не было рассчитано на перевозку пассажиров в бизнесс-классе. Девушка пояснила, что паром «Саванна 4», на который продаются билеты, стоит на рейде у острова Мангабе, так как его размеры не позволяют войти в реку. «Аааааа, вот оно что!» В порт попросили прибыть к шести утра. Успокоенные покупкой билетов, возвращаемся в ресторан. Делать в Мароанцетре абсолютно нечего. Женя с Аней перебираются в дабл недешевого отеля в порту, а мы с Юрой пока что устраиваемся в ресторане и заказываем жареные бананы. Они здесь весьма не дурны. Вечером, после ужина, мы с ним поставили палатки во дворе отеля, с разрешения администрации. Заплатили за это всего по пять тысяч ариари.
Утро. Дождь льет как из ведра. На пирсе собралось немалое количество народа, половина, как выяснилось потом, была провожающими. Под навес все не помещаются. В шесть ничего не происходит, в 6.30 тоже. Ждем. Все присутствующие тоже терпеливо ждут, никто не проявляет признаков нетерпения и беспокойства... Какой спокойный и невозмутимый народ!)) Наконец приходит катер с двумя моторами по 200 лошадок каждый. Грузчики начинают грузить багаж. Свои велы мы заносим сами. Одна ходка занимает минут сорок. Все ждут. Под дождем. Даже дети на руках не плачут. Наконец на третью ходку багажом загружают лишь половину катера. Выходит наша вчерашняя знакомая, высокий негр держит над ней зонт, а она начинает зачитывать список пассажиров, которых приглашают проследовать на борт. Мы приготовились ждать дальше, но тут замечаю, что девушка никак не может прочитать какое-то сложное имя. -«Ребята, это кажется меня». Точно, одно за другим, девушка коверкая произносит наши фамилии и имена. Мы залезаем на борт. Именно залезаем, перелезая через какие-то тюки и железяки, которые кто-то везет в Таматав. Обнаруживаю, что на палубе, в пассажирском отсеке под ногами полно воды. Катер взревел навесными моторами и попер по реке. Вот показался океан и линия прибоя. Мы прем прямо на нее. Ищу глазами то место, где должен быть проход через косу, прорытый земснарядом или что-то похожее. Нет такого.. Наконец катер замедляет ход, его нешуточно подкидывает и он как-то очень натужно ревет моторами. «Похоже мы переваливаемся через косу»… Если бы я много раз не делал тоже самое на Азовском море, то не обратил бы на это внимания. Но вот перевалили и пошли, прыгая по здоровенным волнам на остров Мангабе. Как только достигли его акватории, волна стихла. Там был почти штиль. Остров закрывал стоянку от ветра и волны со стороны океана.
Как остальные суда, находившиеся в порту, выходят в море, я так и не понял. Но должен быть какой-то фарватер. На пароме был бар и холодное пиво. В салоне бизнесс-класса висела плазма, по которой крутили клипы малагасийской попсы. Кстати у меня большие сомнения, что на Мадагаскаре существуют какие-то еще стили в музыке. Ни разу не слышал. Наконец доставили на паром и всех остальных пассажиров эконом класса. Юра пошел побродить по кораблю с фотокамерой и на верхней палубе, куда вход посторонним был воспрещен, наткнулся на человека, преградившего ему дорогу. Человек стоял расставив ноги и явно по-хозяйски держал руки в карманах белых штанов. Капитан долго оценивающе рассматривал небритого чувака с камерой, что-то забывшего на верхней палубе его корабля и наконец спросил: -«Руссо?» -«Неа, Ukraine» Пауза… -«Ukraine?! Украина?!...Одесса?!» Оказалось капитан семь лет прожил в Одессе. Он был выпускником Одесской мореходки. Когда узнал, чем мы тут занимаемся, был крайне удивлен. Видно было что кэпу были очень приятны воспоминания о семи годах его жизни, проведенных в Одессе. Вскоре мы были переведены из бизнесс-класса на вип-места в самом начале салона, куда билеты стоили намного дороже. Кресла были шире и удобнее, а прямо перед нами открывался панорамный вид на море по курсу корабля. Путешествие на пароме продолжалось ровно сутки. Болтало нас нещадно. Очень скоро я понял, что в положении лежа, во время путешествия по штормящему морю, живется намного лучше, чем сидя или стоя. Сделав такой важный вывод, сперва я пытался принять горизонтальное положение в кресле, насколько оно позволяло, но затем все же перебрался на пол. На полу жилось намного комфортнее. К концу морского вояжа на пол перебрались все соседи, кроме Юры. Юра мужественно сидел, смотрел вперед и утверждал, что его не укачивает. В пути два раза кормили и приносили бесплатное пиво. Несмотря на качку, не нашел в себе сил отказаться от еды и шарового пива. Сзади сидел пожилой француз с дочкой-метиской лет двадцати. Они тоже долго мучались в креслах, когда я уже давно валялся на полу. Среди ночи просыпаюсь и вижу у своего лица чьи-то загорелые ноги с золотой цепочкой на щиколотке. Девушка вытянула во сне ноги на «мою территорию». Ну ничего, я не рассист, тем более ноги были стройные и красивые)) Гугл карты показывали, что мы неумолимо приближаемся к Таматаву. Качка немного стихла, когда мы шли за островом Сент Мари, когда-то давно бывшим пиратским логовом, но как только вышли из пролива, швырять на волнах стало пуще прежнего. Наконец к часам к 8 утра подошли к порту Туамасины. Порт был таможенной территорией и зоной погранконтроля, поэтому багаж и пассажиров вывозили отсюда отдельно. Попрощались и сфотавшись на память с гостеприимным капитаном «Саванны», сели в автобус и поехали в город. Велики и наш багаж остались лежать на пирсе.
Офис компании находился возле мечети. Там началось долгое ожидание багажа. Через какое-то время привезли отдельно наши велобаулы, но велосипедов все не было. Это была какая-то карма. По каким-то неясным для нас законам мирового бытия, в этом велопоходе постоянно должны были пропадать велосипеды. На этот раз они исчезли в порту Туамасины. Все попытки узнать, когда же мы их получим, натыкались на обещания «вот-вот их привезут». Наконец включив на телефоне французский переводчик, я направился в офис, чтобы решительно требовать немедленного возвращения велосипедов. Мадмуазель ответственная за выдачу багажа, моментально оценила мое настроение, как только я показался в дверях. И выдала заготовку для всех подобных случаев: -«Мсье, извините, возникла логистическая проблема». И улыбочка такая…мадагаскарская. Ну что ей скажешь, молодец!.. Какая такая проблема могла возникнуть, она и сама догадывалась. Скорее всего эту часть своей сложной работы – вывоз велосипедов, какие-то портовые грузчики отложили на после обеда. Мура-мура. Мы были бессильны что-то с этим сделать, поэтому оставив свой номер телефона, отправились на велорикшах к Джорджу. Джордж встретил нас у ворот, с неизменной трубкой в зубах. Молча осмотрев нас с головы до ног, невозмутимо спросил: -«И где же ваши велосипеды?» -«Джордж, вы не поверите, они снова потерялись…» Так мы снова оказались в гостях у Джорджа. Вынужденное непосещение национального парка Масоала, решили компенсировать визитом в парки недалеко от Таматава и в районе Андасибе. Велосипеды мы забрали вечером этого дня. У Джорджа, кстати, остановилась молодая учительница биологии из Германии, Ребекка. Она тоже ждала багаж из порта Туамасины. Уже третий день. Вероятно, «Логистическая проблема», это одна из самых больших проблем Мадагаскара)) Когда Роберт МакГрегор увидел нас, сидящих в баре кемпинга, то первым его вопросом было «Доехали ли мы до Мароанцетры?» -«Роберт, ну что за глупости! Мы разве могли не доехать?!» Роберт еще больше расплылся в искренней улыбке, показал большие пальцы на обеих руках, поднятые вверх и принялся нас тискать в объятиях. Такого пылкого проявления чувств от горячего шотландского парня, никто не ожидал. Роберт и Джордж пропустили в тот вечер вместе с нами, пару рюмашек «Dzama». А уходившие вечером после занятий молодые учительницы, слегка офигели от такого необычного поведения своего шотландского шефа. До вылета домой оставалось три дня. Спланировали посещение двух национальных парков. Первый, «Иволуина», находился недалеко от Таматава и туда мы съездили на великах почти на целый день. Второй, «Митсинджу», возле Андасибе, нам его рекомендовал Джордж. Он же забронировал нам жилье в Андасибе, приличное и недорогое. Вечером последнего дня в Таматаве, вышли прогуляться на его набережную. Это было воскресенье и было такое ощущение, что все население этого города, тусит на пляже. Возле порта, прямо на пляже были расположены различные атракционы. Качели, как качели, но особенность их заключалась в том, что раскручивались они в ручную, без электрического привода. Это было шоком. Особенно ловко несколько ловких и накачанных парней, управлялись с небольшим «Чертовым колесом». Это я даже снял на камеру телефона. Возвращаясь из парка «Иволуина», мы сорвали в лесу джекфрут. Еще его называют хлебным деревом. До этого мы его ни разу не пробовали, но видели, что он повсеместно продается у дорог и на рынках. Наконец выбрав, на наш взгляд самый большой и спелый, сорвали и вытащили из леса. Джекфрут оказался слишком велик для рюкзаков, поэтому закрепили его просто сверху моего велобаула. Реакция местных жителей, когда я проезжал мимо них с нашей добычей на багажнике, была одинакова. С нашим джекфрутом явно было что-то не то. Сперва в глазах мальгашей читалось недоумение, потом на их лицах появлялись улыбки, иногда переходившие в откровенный ржач. Мы в детстве так ржали с приезжих к нам, на юг Украины, откуда-то с севера и обрывавших полузеленый абрикос-дичку, который растет повсеместно у дорог и во дворах многоэтажек. Представьте себе где-нибудь в Запорожье, Мелитополе или Бердянске, чувака, который нарвал где-то ведро зеленой «дички» и с довольным видом везет его на велосипеде к себе домой. Примерно также мы выглядели с джекфрутом на окраинах Таматава. Сам плод мы препарировали, долго ковыряли и исследовали, пытаясь найти в нем что-то съедобное. Некоторые из моих товарищей даже уверяли, что им это удалось. Но в конечном счете, всю эту липкую дрянь, от которой еще долго потом отчищали руки, пришлось выкинуть. Затарившись манго и ананасами, мы покинули Таматав, в который изначально даже не планировали заезжать. Джордж с супругой лично вышли проводить нас. Распрощавшись с хозяевами гостеприимного кемпинга, мы сели на велики и поехали на автостанцию.
За места в такси –бруссе, отправлявшемся в Андасибе, договорились накануне. Приехали в назначенное время. Наши велосипеды и велобаулы, уложили и привязали сверху. Отправление как всегда затягивалось. Вообще такси-брусс направлялся в Тану и для того, чтобы выйти в Андасибе, нужно было все-равно заплатить полную цену доТаны. Принцип такой: платишь до Таны за место, выходишь где хочешь. Городок Андасибе находится примерно на полпути от побережья Индийского океана в столицу Мадагаскара. Там же есть действующая железнодорожная станция, построенная вместе с железной дорогой в 19 веке. Ну станция – это громко сказано. Просто станционное здание. Один француз рассказывал нам в Таматаве, что из Таны в Брикавилль и далее в Таматав, можно добраться поездом. Дорога долгая, но весьма интересная. Расписание там какое-то очень хитрое и непостоянное. Перед поездкой я вообще имел информацию, что по ЖД пассажиров не возят, а только грузы. Но француз вряд ли нас обманывал.
 
Пять часов пути и мы вышли на повороте на Андасибе.
Быстро докатили до нужной нам гостиницы. Здесь у нас были забронированы две экскурсии, ночная и дневная. Опуская подробности, расскажу, что во время прогулки по парку, нам удалось приблизиться к целому семейству индри, буквально на несколько шагов. Точнее они сами спустились к нам с деревьев, на приманку гида. Правда, это продолжалось всего несколько минут. Как только мы им надоели или что-то их напрягло, они с невероятной ловкостью удрали на верхний ярус эвкалиптого леса. Индри, это самые большие лемуры на Мадагаскаре. Там у них есть целая легенда, о том как индри спасли маленького мальчика.
Наверное нам очень повезло, далеко не всем туристам удается увидеть лемуров в дикой природе так близко. Однако откровенно скажу, что меня это не привело в особый восторг, также как и само посещение национальных парков. На Мадагаскаре мне больше запомнилось все то, что мы видели по пути из Таматава в Мароанцетру. А именно люди, их быт и необычная для нас природа. Не уверен, что многодневное посещение национального парка Масоала, которое не состоялось в виду нехватки времени, произвело бы на меня какое-то другое впечатление. По словам гида, возле Андасибе 700 видов растений, на Масоале их 900. Другие виды лемуров и все такое. Ну не знаю… У нас в плавнях на Днепре очень похожий лес. Только другие породы деревьев. Лабиринт проток с чистой и прозрачной водой, в которых можно заблудиться. Здесь же все ручьи и речки мутные, за редким исключением. В парке например, гид долго нам показывал хамелеона, которого он нашел на ветке , как нечто необычное. Но мы таких хамелеонов встречали просто на улицах и на дорогах в деревнях, когда останавливались набрать воды из колодца Ну не возбудила меня дикая природа национальных парков Мадагаскара. Или я уже просто балованный))) Подчеркну, что это мое личное, весьма субъективное мнение, очень отличающееся от мнения моих товарищей по походу. На самом деле, остров огромный, с совершенно разными климатическими зонами. Думаю каждый ищет на нем то, что ему нужно. И находит))) Однако еще раз замечу. Когда-то давно читал чей-то отчет про Мадагаскар. Так человек написал, что самое главное, ради чего следует ехать на остров – это люди. И в этом я целиком с ним согласен. Для трансфера в аэропорт, мы заказали то же авто, которое нас встречало. Предварительно договорились по телефону. Однако хозяин гостиницы, которую Джордж забронировал нам в Андасибе, предложил намного более приятную цену трансфера вТану. Мы решили отказаться от первого, что и сделали. Когда Женя за сутки набрал номер тех чуваков и сообщил им, что планы у нас изменились, то в ответ услышал, что мы должны заплатить неустойку 50%!!!, так как «водитель уже в пути.» Напомню, ехать там часа три от силы. Это нескромное и наглое требование мы оставили без ответа. Но такое искреннее желание срубить бабла с туристов, во что бы то ни стало, меня возмутило. Стоит отметить, что и тут не прошло все гладко. Во время вечерней трапезы к нам подошел не очень трезвый хозяин гостиницы, с которым мы передоговорились за трансфер и попросил заплатить 50% наперед, мотивируя требование необходимостью «отвезти деньги водителю, чтобы он заправился». Запахло чем-то мутным. Просящему денег не дали и объяснили, что «в нашей стране так не принято» и что деньги будут завтра утром, как только мы увидим транспортное средство, готовое нас везти. Чувак распсиховался, сказал что раз так, то «ладно, он заплатит свои». Одним словом такой оборот нас немного напряг и мы стали разрабатывать альтернативный вариант, на всякий случай. Но, к нашему облегчению, нервничали зря. Протрезвевший хозяин наутро мило улыбался и машина приехала вовремя. После завтрака загрузились в старенькую «маздочку» и тронулись в путь. Снова преодолели 1600-метровый перевал и часа через три въехали вТану. Долго пробирались через сплошной «шанхай» на улицах города и наконец прибыли в аэропорт.
После трехнедельного пребывания на Мадагаскаре, такое количество белых людей в одном месте, было очень непривычно)) Разобрали и упаковали велосипеды. Чувствую, что-то меня «колпашит». Такое ощущение, что растет температура. Точно растет…Не хватало еще этого! Перед рамкой всех пассажиров просят заполнить какие-то бумажки о том, что они здоровы и не болеют чумой, потом меряют «пистолетом» температуру тела. Думаю, «даже если это какая-то зараза, буду лечить ее у же дома», честно пишу что совсем здоров, никогда «не было температуры» и иду «на пистолет». Пропускают… Вроде все путем. Ощущение повышающейся температуры отпустило после посадки на Маврикии. Сперва думал, что быть может это слабый приступ малярии. Но до сих пор живу без изменений. Ничего больше не повторялось, нигде не проверялся. Может продуло у окна в «Мазде», по дороге в аэропорт.
Женя с Аней улетели в Харьков. Мы сидим с Юрой в аэропорту Ататюрка и пьем чай по два доллара. Странное дело, такое чувство, что находимся не в Стамбуле, а в Днепре, в 100 километрах от родного Запорожья. Вокруг цивилизация, плазмы и эскалаторы… А совсем недавно вокруг нас были пальмы, хижины из равеналы и почти бесконечная дорога вперед, навстречу неизвестному. В аэропорт нас приехал встречать приятель. После его вопроса «Ну как?», возникла небольшая пауза. Потом нас обоих «понесло». Начинаешь рассказывать и понимаешь, что часа времени, ответить на вопрос «ну как?» не хватит. Нужно писать отчет.
Рost Scriptum Морозным январским вечером набираю телефон Юры Силюкова - «Собираемся на майские покататься по Товтрам. Поедешь?" - «…Макс, слушай, а как все-таки классно было там…На Мадагаскаре. Сейчас все как во сне. Как другой какой-то мир. Не верится даже, что совсем недавно мы там были и все это было с нами… Ну представь себе, если бы все было гладко и просто, что бы мы запомнили?! В Товтры говоришь? Куда-нибудь! Прочь от забот! На волю, в пампасы!...»
 
 
 
 
 

Оцените статью:

Перепост:

Статья понравилась: Sergey Palko, Младён, real SIMON, Rost, MABP, Aceh, Aleksei Dmytren, MingTian, Партизан, Sintesi, sergdm, Максим Козуб, петявася, Alex712, DarkEld3r, Гость из Прошлого, I-Geezer,

Статья не понравилась: Таких нет


Комментарии

Комментировать в форуме...

MABP

MABP

Отличный отчет. Спасибо

01.03.2018 21:11

Aceh

Висновок,якщо на мадагаскар то тільки фетбайк

02.03.2018 07:51
Aleksei Dmytren

Aleksei Dmytren

не стал читать больше половины - оставил вкусное на потом. отчет - огонь

02.03.2018 13:54
real SIMON

real SIMON

Молодцы! :good: Но на фэтах, наверняка, действительно было бы заметно легче. Правда местное население бы шокировали окончательно - мало того, что белые, так еще и с великами явно, что то не то... ( Даже наш народ, казалось бы, более близкий к благам цивилизации - при виде фэтбайка реагирует весьма бурно. :D ) Кстати, как обстояло дело с проколами и поломками при таких дорожных условиях?

02.03.2018 15:52
TSAR

TSAR

Природа зчётная, но по факту - бомжатник....
Спелые манго продают и у нас(по крайней мере в Харькове 100%), только их тут продают двух типов - "Королевское манго"(как правило крупное красно-жёлтое, мягкое с сильным манговым ароматом) и "Тайское манго"(мягкое, вытянутое, светло-жёлтого цвета), а то, что дубовое красно-зелёного цвета, то пародия на манго. Правда хорошее манго и стоит 250-350грн\шт... :shock:
ПС.Неплохо бы разделить отчёт на страницы - рука скроллить устала... :smile:

02.03.2018 17:34
maxx17

maxx17

Проколов не было ни одного. Но у нас всех резина была с приличной защитой. Поломок. кроме педали тоже не было. Единственное влияние дорожных условий - стертые колодки в ноль, почти у всех. Но до замены так и не дошло.
Как тут разделить отчет на страницы. я просто не знаю. Перенес его сюда из своего фейсбука и не могу навести лад с абзацами. Они как-то произвольно выстраиваются. Когда пытаюсь разбить - раскидывает. Когда немного уплотняю текст - его сбивает в кучу сплошняком. я плюнул и оставил как есть. Сорри.

02.03.2018 20:57
real SIMON

real SIMON

Спасибо. С колодками, при наличии такого количества песка и морской воды - совершенно не удивительно. А с отчетом ничего делать не надо - и так, отлично читается. :wink:

02.03.2018 22:19
MingTian

MingTian

Ну, не знаю я к у інших, а у мене зправа обрізано шматочок тексту, тому останнє слово, а то й два, доводиться вгадувати, що дуже незручно при такій кількості тексту..

04.03.2018 12:13
maxx17

maxx17

Вообще у меня такая же беда с текстом. Справа обрезано. Другие отчеты отображаются нормально. Не могу разобраться. что нужно сделать в редакторе. Кто-то може подскажет?

04.03.2018 16:14
real SIMON

real SIMON

Вероятно, тут дело не в редакторе. У меня все выглядит идеально.

04.03.2018 16:46
baby boy

baby boy

Замечательный отчет! Извините за нескромный вопрос, в какую сумму ориентировочно Вам вылилось все мероприятие, включая все расходы - перелет, транспорт, ночлег, питание и пр.?

15.03.2018 20:14
maxx17

maxx17

Когда мы покупали билеты Стамбул-Антананариву-Стамбул, их можно было купить за 21000 грн. Но я слышал, что билеты на это направление, некоторым туристам удавалось купить за 500 долларов. Наверное бывают акции. Все остальное при желании можно сделать очень недорого. Не дороже, чем за такой же период потратите денег дома на жизнь. Изначально планировали полностью автономный поход. Ночлег в бунгало был из-за форс-мажора. Еда там недорогая, если не ходить по ресторанам. Алкоголь дорогой. За паром заплатили кажется около 35 евро каждый.

19.03.2018 22:18
Максим Козуб

Максим Козуб

maxx17 писал(а):
Когда мы покупали билеты Стамбул-Антананариву-Стамбул, их можно было купить за 21000 грн. Но я слышал, что билеты на это направление, некоторым туристам удавалось купить за 500 долларов. Наверное бывают акции.
Сейчас на ваши прошлогодние даты плюс-минус день Скайсканнер показывает варианты из Стамбула по 800 долларов с копейками, из Киева — за 1050.

19.03.2018 23:45