menu

Под южным солнцем

Skif

  • 26.03.2007 04:05
  • Просмотров: 3114

Под южным солнцем

Автор - Захарченко Андрей (skif_poas@rambler.ru)

Фото - Бовкун Игорь, Федотов Владимир

Предисловие

 

Восьмое марта, 20.50, поезд Харьков-Симферополь, пятый вагон. У дверей уже скопилось несколько десятков человек, но моих попутчиков среди них нет. Сбрасываю рюкзак на землю. Через несколько минут появляется Игорь, еще вскоре – Вова. До отправления 20 минут, ждем последнего участника. В 21.20, за десять минут до отправления поезда все в сборе. Садимся в вагон, пугая пассажиров своими баулами. Поезд трогается. Пьем мятный чай и всеми мыслями, наверное, находимся уже где-то в горах…

 

Федотов Владимир – наш бессменный руководитель и единственный обладатель сухих ног во время похода. Гирка Сергей – незаменимый человек, «Кулибин» и «модист», благодаря своим умелым руками и рационализаторским предложениям не раз облегчал тяготы нашего похода. Бовкун Игорь – человек, особо ценный своим быстрым передвижением по пересеченной местности Крыма, а также периодическими уходами во вне, вследствие которых грядущее поколение получит немало интересного из его походного дневника, размером уже более 100 страниц. Захарченко Андрей – почетно назначенный на должность завхоза, усердно заботившийся о своевременном приеме пищи участниками похода в необходимых объемах и пропорциях.

 

День первый – заброска

 

Утро, 6 часов, за окном поезда низкие облака и туман, видимость –100 метров. Не очень напоминает солнечный Крым. Выходя из поезда, к тому же, встречаемся с холодным и сырым воздухом. Бредем в сторону троллейбусной кассы, Сергей с Вовой остаются покупать билеты, а я с Игорем бежим в ближайший круглосуточный магазин, зеркала которого своими отражениями испугали (удивили, расстроили) уже многих туристов, возвращающихся после походов.

 

«Нам пять буханок». «Сколько?!..» – докупаем недостающий хлеб и бежим обратно к троллейбусу. Остальные участники похода вместе с рюкзаками уже сидят внутри салона. С началом движения небо над Симферополем начинает очищаться, уже выглядывает солнце, и когда мы выезжаем за пределы города, погода, наконец, в полной мере соответствует крымской.

 

Снега естественно нет, но при приближении к горному хребту вершины гор постепенно надевают снежные шапки. С нами едут еще двое человек (судя по говору – одесситы) с такими же, как и у нас, рюкзаками, в речи которых периодически проскакивают уже ставшие мне такими родными специфические термины. Общаемся с ними. Они тоже едут до Ангарского перевала, но в отличие от нас не собираются задерживаться на турбазе.

 

Выбрасываем из троллейбуса вещи. Оглядываемся. По правую руку возвышается грозный Чатыр-Даг, склоны которого, как венами, пронизаны заснеженными кулуарами – Холодным, Центральным и Лавинным. Если же посмотреть налево, видны две вершины Демерджи, которая и должна стать первым пунктом нашего похода.

 

Двигаемся в сторону турбазы. Тишина. В доме с надписью «КСС» почему-то никакой спасательной службы не числится, ищем коменданта, узнаем расценки. Торги нашего руководителя ни к чему не приводят, в итоге поселяемся в неотапливаемый домик за 10 грн. с человека в сутки. Спать в нем будет не теплее, чем в палатке, но зато просторнее, да и вещи дольше останутся сухими.

 

В силу отказа от идеи готовить завтрак в тамбуре поезда, принимаемся за выполнение этой процедуры сейчас, пока Вова с Сергеем откладывают продукты, которые пойдут в заброску.

 

Десять часов утра. Взяв с собой около15 килограммов продуктов, ребята выходят на трассу, чтобы отправиться в Малый Маяк, к Парагельмену, в окрестностях которого и предполагается организация заброски. Вскоре и мы с Игорем закрываем наше временное жилище и отправляемся куда-то в сторону Демерджи с целью акклиматизационной прогулки. Пока непонятно, куда мы дойдем. Игорь предлагает сходить на северную вершину, я сомневаюсь в том, что мы успеем. Сеанс связи с ребятами назначен на 16.00, в это время нам уже стоит быть на турбазе, чтобы успеть приготовить ужин. В итоге пока просто гуляем…

 

Снег в лесу лежит слоем в пять сантиметров, на северных склонах его больше, в других местах он уже активно тает. Движемся по хребту Эльх-Кая, постепенно набирая высоту. Солнце припекает. Взяв с собой побольше вещей (все-таки в горы иду, думал я) теперь снимаю их с себя. Приходится нести куртку в руках. Поднимаемся к скальным выходам на вершине хребта, траверсируем склон по левую сторону скал и выходим на небольшую площадку, с которой открываются виды на обе вершины горы-кузнец (именно так переводится «Демерджи»). Игорь, вдохновленный солнечными лучами и телефонным разговором, снимает с себя одежду и обувь и прыгает в снег. Купание в снегу длится недолго, через пару секунд Игорь вскакивает и начинает одеваться. Впоследствии во время похода, он периодически удивлял нас способностями выскакивать на снег босиком из палатки, устраивать пятиминутный дневной сон на мокром бревне, а также не одеваться и не раздеваться во время дневных переходов при смене погоды. «Я одеваюсь один раз утром и раздеваюсь вечером» – может, это какая-то хитрая секретная тактика?..





 

Северная Демерджи манит к себе. «А что», – говорю я Игорю, – «пойдем, если не успеем до вершины, ну и ладно». Доходим по хребту до подножия вершины Пахкал-Кая (1137 м), сворачиваем по тропе направо, на перемычку, соединяющую хребет Эльх-Кая с западными склонами Северной Демерджи (1356 м).

 

В силу праздничных выходных в горах периодически встречаются различные туристские (и не очень) группы. Запах костра щекочет ноздри и напоминает о нашем дневном перекусе, оставленном на турбазе. Ничего, быстрее назад добежим… Подходим к склону горы, дорога движется в двух направлениях: налево она уходит к пещере МАН и подъему на плато Демерджи, направо дорога траверсирует склон с очень плавным набором высоты. По идее именно она должна в конце концов вывести нас на вершину. Движемся по ней. Погода ясная. Практически полное безветрие. Обилие снега и ультрафиолета в воздухе заставляет жалеть об оставленных в рюкзаке солнцезащитных очках. Вдоль дороги открываются потрясающие виды на вершины Демерджи, Чатыр-Дага, Алуштинскую долину и море. Где-то к часу дня выходим на одну из полян, где ветра нет вовсе. До вершины по вертикали немногим более ста метров, но отвесные склоны не позволяют подняться на вершину в лоб без снаряжения. Дорога в то же время огибает гору, двигаясь в сторону седловины между вершинами. Принимаем решение оставить нашу затею и возвращаться назад. А пока есть время – принять солнечные ванны. Кругом лежит снег, мы же раздеваемся и валяемся минут пятнадцать на оголенных участках земли. В двухстах метрах со склона с грохотом падает камень, срывая глыбы снега, где-то в вышине парит птица, высота около 1200 метров…

 

Возвращаемся обратно той же дорогой. Завтра, как окажется позже, мы пойдем на Южную вершину этой тропой, так что наша прогулка не прошла зря – узнали дорогу.

 

К трем часам возвращаемся на базу. Она постепенно заполняется приезжими участниками проводимых здесь соревнований по снежно-ледовой технике. Чищу овощи на вечерний суп. В четыре часа запланированный сеанс связи – ребята уже возле трассы, заброску сделали. Значит, часа через два будут на турбазе. Игорь прикорнул на втором ярусе кровати, я периодически занимаюсь, то ужином, то прогуливаюсь, то молчаливо созерцаю…

 

Около шести вернулись Сергей с Вовой. Занесли заброску аж за Парагельмен в ложбину перед подъемом на Бабуган-яйлу. В итоге маршрут 1Б по левому контрфорсу будем проходить с легкими рюкзаками.

 

На завтра запланирован радиальный выход на Южную Демерджи (1239 м) со спуском в Долину Привидений и возвращением вечером на турбазу. Параллельно с приготовлением и поглощением ужина вытряхиваем из рюкзаков вещи, ненужные завтра, оставляя лишь снаряжение и сухпаек. В девять часов ложимся спать – вставать завтра рано…

 

День второй – Гора-кузнец

 

Около пяти утра. Вова, бодрствующий уже около часа, будит остальных участников. Предчувствие первого дня похода, а также приготовленная рисовая каша несколько облегчают тяготы раннего подъема. Быстро завтракаем, бросаем в рюкзаки недостающие вещи и выходим в предрассветные сумерки.

 



Небо затянуто тучами. Идем не спеша, стараясь сберечь силы на весь день. Переходим трассу, минуем обелиск в честь дорожных строителей, постепенно набираем высоту. К семи утра подходим к скальным выходам Эльх-Кая. На этот раз густой туман не позволяет любоваться видами с естественных обзорных площадок. Продолжаем двигаться вчерашним маршрутом. Плавный подъем, небольшое количество снега (а иногда и полное его отсутствие) и легкие рюкзаки делают ходьбу легкой и приятной. Проходим отметку1000 метров, спускаемся на перемычку Эльх-Кая – Северная Демерджи, подходим к склонам горы. Постепенный подъем выше зоны облаков и вот туман на востоке окрашивается в розовые тона, оставаясь серым на западе. Вскоре поднимаемся еще выше…

 

Траверсируем склоны Демерджи, любуясь чистым небом и солнцем, которое словно по необходимости вылезло из-под покрывала облаков, но так и осталось нежиться, не желая стряхивать его с себя окончательно. Над пеленой облаков видны только вершины Демерджи, Чатыр-Дага и гор Бабугана. Туда нам еще предстоит попасть.

 

Около восьми утра. Наконец проходим место, где мы с Игорем остановились вчера. Вскоре тропа сворачивает восточнее, постепенно выводя нас на седловину между двумя вершинами. Слегка сбрасываем высоту, начинаем тропить порой довольно глубокий снег. Где-то в нижней части седловины останавливаемся для чаепития. Чистая крымская вода, а также большая ценность этого напитка именно здесь, в горах, заставляют совсем иначе относиться к драгоценным глоткам, которые в городе часто оказываются такими обыденными…

 

После десятиминутного отдыха начинаем двигаться на юг, но видимость ухудшается – в итоге мы некоторое время меняем направления пути, то всматриваясь в периодические просветы в облаках, то пытаясь найти закономерности в показаниях компаса, альтиметра и сведениях карты. Наконец, выходим на нужную тропу и начинаем подъем по некрутому (градусов 20) склону. Через полчаса выходим на вершину, которая расположена выше Южной Демерджи, но названия не имеет. Тригопункт Южной Демерджи расположен на небольшом скальном выступе среди прочих диковинных скал (славится эта гора своими причудливыми эоловыми образованиями). До него еще около полукилометра, причем направление движения видно не всегда – облака плотным слоем окутывают вершину. По взятому азимуту и периодическим просветам доходим до вершины, попутно осматривая юго-западные склоны для выбора места спуска. Несколько туманных фотографий на вершине (к сожалению, видимость почти нулевая) и мы возвращаемся назад, выходим к кулуарам, ведущим в Долину привидений. Правда, последней не видно, опять же из-за плотного покрывала облаков. Будем спускаться в белую вату…

 





Очередное распитие чая, одевание на себя систем, касок, окончательное определение места спуска. Метров пять, аккуратно держась за ветки деревьев, спускаемся к довольно мощной сосне, где предполагается организация первой станции. Закидываем петлю вокруг ствола, становимся на самостраховку. Вова идет первым, его страхует Сергей. Руководитель дюльферит вниз и через несколько метров скрывается за скалой. Через пару минут слышен треск веток – одна из сосен практически упирается ветками в скалу. Обмениваемся сведениями с Вовой то голосом, то по рации. Через десять минут слышна команды «земля, веревка свободна». Я готовлюсь спускаться следующим. Пропускаю основную веревку через восьмерку, встегиваюсь в петлю концом страховочной, снимаюсь с самостраховки. Пошел! Метрах в десяти ниже станции сосна и впрямь мешает спуску. Приходится в буквальном смысле с треском продираться сквозь ее ветви. Дальше небольшой вертикальный участок, последние же метров пятнадцать веревка идет по 45-градусному склону. Присоединяюсь к Вове. Вскоре к нам добавляется Игорь. Последним спускается Сергей, теперь страхующий себя при помощи прусика. Попутно мы начинаем сдергивание страховочной веревки, но не тут-то было. Из-за многочисленных перегибов этого участка веревка не желает так просто уходить со склона. Следовало бы делать более короткие перила с несколькими дополнительными перестежками. В итоге Сергею приходится подниматься самовылазом обратно к станции, затем спускаться, освобождая застрявшую веревку. На спуск по первой веревке мы тратим не менее получаса. Дальше склон выполаживается, образуя наклон не более 45 градусов. Следующие две-три веревки идем по-спортивному, с прусиком. Нависающие над нами скалы и постепенный спуск в зону облаков в конце-концов закрывают от нас солнце…

 

Еще один участок дюльфера метров в десять и дальше можно идти ногами. Достаем палки или ледорубы и продолжаем спуск. Глубокий слой сухих или мокрых листьев с возможными корягами под ними и периодические выходы скал делают движение не очень приятным – спускаемся не спеша. Наконец, около 16.00 выходим в расширение кулуара, откуда особенно отчетливо видны таинственные фигуры (или привидения?) Долины Привидений. Пасмурная погода, в которую мы попали после спуска добавляет свой колорит в гамму ощущений от созерцания долины и каменного хаоса возле поселка Лучистое.

 

Однако привидения привидениями, а кушать хочется всегда. Желудки еще с вершины настойчиво требуют колбасы и чая. Теперь, расслабившись после спуска, можно, наконец, удовлетворить их требования… Подкрепившись, начинаем движение по возвращению на турбазу. Проходим знаменитый Никулинский дуб недалеко от каменного хаоса, через полчаса выходим к Лучистому, далее двигаемся три километра вдоль дороги до трассы, пренебрегая услугами автобусов, периодически нас обгоняющих. В половину шестого выходим на трассу Алушта-Симферополь и преодолеваем оставшееся расстояние до турбазы при помощи услуг крымского электротранспорта.

 

Сегодня вторая и последняя ночь на турбазе. Завтра выход на основной маршрут. Пакуем выложенные вчера вещи обратно в рюкзаки, поглощаем ужин, определяемся со временем подъема, ложимся спать…

 

День третий – Чатыр-Даг

 

Следующее утро встречает нас звездным небом. Над очертаниями Демерджи небосклон постепенно окрашивается в красные тона. Ближе к рассвету, попрощавшись с нашим временным пристанищем, выходим на маршрут. Сразу от турбазы начинается подъем наверх по склону Чатыр-Дага. И сразу от турбазы обилие развилок дороги сбивает нас с толку. Даже схематическая карта склона горы, расположенная возле домика контрольно-спасательной службы не дает ясного представления. В итоге, выбрав по нашему мнению правильный путь, начинаем подъем, двигаясь в южном направлении. В наших планах, траверсируя склон по серпантину дороги, выйти на седловину между Ангар-Буруном и небольшой поросшей лесом вершиной Сахарная головка, далее, двигаясь к северу зайти за скалу Ангарка, столь полюбившуюся скалолазам, где и начинаются крутые склоны Холодного кулуара. Там, используя кошки и веревки, выйти на вершину Ангар-Бурун.

 

Вскоре после начала подъема из-за Демерджи показывается солнце. Количество снега с набором высоты также увеличивается. Заброшенность лыжных трасс говорит о том, что сейчас склоны Шатер-Горы мало пользуются популярностью у горнолыжников… Преодолеваем отметку в1000 метров, вскоре дорога заканчивается и начинается относительно крутой снежный подъем. Бьем ступени в снегу, неуклонно набирая высоту. Вопреки ожиданиям, что дорога выведет нас на седловину, мы явно зашли намного южнее и теперь, видимо, поднимаемся по юго-восточному склону горы на верхнее плато между вершинами Ангар-Бурун и Эклизи-Бурун. Решаем продолжать подъем в расчете на то, что, выйдя из леса, сможем пройти траверсом на север до Холодного кулуара. Но вот начинается безлесная часть склона. За спиной по левую руку сверкают снегом вершины Бабугана, из которых особенно выделяется Куш-Кая (1339 м). Правее же видны места нашего вчерашнего маршрута. Видимость на этот раз хорошая и ни над, ни под нами не наблюдается даже намека на облака. Путь для удобного траверса не наблюдается, сама Ангарка и Сахарная головка не видны за контрфорсами склона горы. Поэтому, уже наверное оставив надежду побить кошками фирн Холодного кулуара, продолжаем подъем. Игорь давно убежал наверх и теперь отдыхает где-то на краю плато, мы же поднимаемся не спеша. Периодические горизонтальные гребни постоянно кажутся кромкой плато, но вот мы поднимаемся к ним и выше, метрах в сотне-другой видим такой же гребень. Через два-три таких обмана выходим, наконец, на плато, сбрасываем рюкзаки и отдыхаем на клочке земли, поросшей каким-то мхом. Естественно пьем чай…

 

Вскоре оставляем рюкзаки, берем палки в руки и начинаем двигаться по кромке плато к вершине Ангар-Бурун. Возле одного из кулуаров обнаруживаем остатки подъемника канатной дороги. Давненько им не пользовались… И вот мы на вершине – Симферополь виден как на ладони, как будто и нет этих разделяющих тридцати километров. Спускаемся к Холодному кулуару – весьма впечатляющее зрелище, как для гор Крыма. Боковые склоны кулуара круто обрываются вниз, образуя стенки в несколько десятков метров. Само дно кулуара представляет собой 45-грудусный склон, покрытый снегом и фирном. Внизу тонкой ниткой стелется трасса Симферополь-Алушта. За ней, в нескольких километрах, высится Демерджи.

 

Вова, опираясь на лыжные палки, аккуратно спускается по небольшому снежному склону к краю пропасти. Движения неспешные, но на последнем шаге, в двух метрах от края, ноги уходят вперед и, упав на пятую точку, он начинает скользить к обрыву. Когда под ногами уже вот-вот кончится опора, Вова останавливается. Мой желудочный сфинктер постепенно приходит в норму. Вова аккуратно заглядывает вниз, изучая свой возможный дальнейший маршрут. Серега, более грамотно страхуясь ледорубом, спускается к нему.

 

«Сейчас я показал вам, как делать нельзя», – взбадривает нас и себя руководитель… Я огибаю кулуар, захожу с другой стороны. Под местом, где гордой птицей сидит Вова, метров 15 отвесной стены, под ней скалы, дальше – дно кулуара, круто уходящее вниз…





 

Через полчаса, отыскав местоположение наших рюкзаков на плато и вскинув уже привычный груз на плечи, начинаем двигаться на запад, к Эклизи-Бурун. Несмотря на кажущееся небольшое расстояние между вершинами, дорога на Эклизи отнимает у нас более часа времени. Около двенадцати, пыхтя и отдуваясь, мы стоим на третьей вершине Крыма –1527 метров. Какая-то огромная белоголовая птица парит прямо над нашими головами…

 

Устроив очередные переодевания, в системах и касках подходим к кулуару, где намечается спуск вниз. Спуск некрутой (веревку в итоге мы применили лишь два раза), но жуткая сыпуха заставляет двигаться очень аккуратно и постоянно помнить о камнях. После первой веревки спуска с прусиком, отстегиваем ледорубы и метров 150 по вертикали неспешно шагаем вниз, прыгая по «живым» камням, скользя по сыпухе или проваливаясь в снег. Постоянные команды «камень» заставляют впереди идущего Игоря валиться на склон, хотя обычно камни, начав свое движение вниз, останавливаются через несколько метров.



 

Вскоре достигаем места в кулуаре, левые склоны которого относительно крутые, а правые хоть и довольно пологие, но гораздо более камнеопасные. Накидываем петлю веревки на камень, Сергей первым дюльферит по сдвоенной веревке вниз и сразу прячется за своим рюкзаком. Следующим иду я. Дойдя до конца веревки, выбираю укромное полусидячее-полувисячее место на скале, постоянно наблюдая за пространством над головой на предмет летящих камней. Игорь после спуска выбирает безопасное место за нависающей скалой. Последним идет руководитель, несколько раз срывая со склона небольшие камни, пролетающие где-то между мной и Серегой. Спустившись, начинаем сдергивание веревки. «Наша песня хороша, начинай сначала», – декламирует Серега. На этот раз дело не в изгибах веревки, а во взаимных перехлестах ее концов. Опять Серега ползет наверх и вскоре веревка у нас. Организовываем еще один дюльфер по последним метрам крутых скал, дальше движение с ледорубом по крайне сыпучему склону. Вова уже где-то внизу, я отхожу на несколько метров от небольшой каменной глыбы, оборачиваюсь назад, камень в полголовы пролетает в нескольких метрах... Резко выражаю свои эмоции. Видимо, команд не было слышно из-за постоянного шелеста под ногами, хоть ребята и кричали достаточно громко. Наконец, первые сосны, здесь уже вполне безопасно, хотя обедаем мы все же в касках.

 

Взяв азимут на одну из лавандовых полян, около четырех вечера начинаем спуск по заснеженному лесистому склону. Вскоре выходим на дорогу, а она уже выводит нас на поляну. Двигаемся на юго-восток, пересекаем еще одну поляну поменьше, дальше – вдоль ручья. Через полчаса выходим на бетонную дорогу, по которой спускаемся еще минут пятнадцать до большой поляны, которую пересекает водяной поток родника Ак-Су. Становимся на стоянку, разжигаем костер, сушим вещи. Впереди первая ночь в палатке.

 

Темнеет. Прямо под нами загораются огни поселка Изобильное, дальше – Алушта. По бетонной дороге, разрезая мрак светом фар, спускается грузовичок. На всякий случай выключаем фонари. Прямо под нами машина выключает двигатель и фары, кто-то вылезает из кузова. Оклики, свист. Видимо, свет фонариков или отблески костра все же были замечены. Мы, не имея желания контактировать с местным населением, сидим тихо. Вскоре машина уезжает…

 

День четвертый – вода

 

Следующий день встречает нас пасмурной погодой. «К обеду прояснится» – выказываю я свои соображения. Скорее всего, мне просто очень хочется так думать… Собираем вещи – выход около семи утра. Когда до конца сборов остается минут десять, порывы ветра со склонов Чатыр-Дага приносят первый мокрый снег. Надеваем водонепроницаемые куртки (это мы поначалу считали, что они не мокнут) и начинаем путь в сторону поселка Розовое. Вскоре с понижением высоты мокрый снег сменяется дождем, который при помощи ветра с силой вбивает капли в нашу одежду. Когда входим в лес, а затем в поселок, одежда уже изрядно промочена. Теперь главное – не останавливаться.

 

Колоритный местный житель в поселке указывает нам путь к реке. Спускаемся по асфальтированной дороге к началу Крымского заповедника, о чем свидетельствует плакат у обочины. Дальше дорога идет вдоль склона ущелья, на дне которого и протекает река Сафун-Узень. Нам же нужно на другой берег. Спускаемся по мокрому склону метров двадцать вниз, выходим к реке. Не обнаружив поблизости моста, решаем переходить реку вброд. Выбираем место практически в устье реки (дальше Сафун-Узень превращается в водохранилище), где река образует нанос из камней посредине течения. Слегка изменяем природный ландшафт Крыма, набросав в отдельные места реки камней, и начинаем переправу. Особенно веселит переправляющийся последним Серега, ботинки которого не позволяют вступать в воду даже по щиколотку. В итоге после трехметрового разгона он взмываем в воздух вместе с рюкзаком и приземляется на противоположном склоне, хватаясь за протянутые лыжные палки. В результате переправы все остались «сухими», если пренебречь тем фактом, что мы уже были мокрые насквозь из-за воды, падающей сверху…

 

Следующая задача – найти дорогу, которая в конечном итоге должна привести нас к подножию Парагельмена, путь к которому и записан в нашей маршрутной книжке. Однако это оказывается не такой простой затеей. Пройдя около пятисот метров вдоль водохранилища, начинаем подъем по склонам, пытаясь найти нечто большее, чем еле заметные животные тропы. Наконец выходим на тропу, приводящую нас к кормушке. Дождь стихает. Переодевания Сереги заставляет мерзнуть остальных участников. Долго по карте определяем дальнейшее направление движения, останавливаем выбор на одной из дорог, двигаемся по ней. Не туда. Через триста метров приходится возвращаться и снова прибегать к услугам карты и компаса. Так и не приобретя уверенности в сделанном выборе, начинаем подниматься выше по склону, рискуя попасть на тропу, ведущую прямо на Бабуган. Туда нам пока рано. Теперь моя очередь заставлять мерзнуть остальных. Экипировка Вовы вполне неплохо защищают от дождя, поэтому он остается относительно сухим, а Игорь, как было сказано ранее, принципиально не меняет одежду во время дневных переходов…

 

Поднимаемся все выше, постепенно приобретая уверенность в том, что движемся на Бабуган-яйлу. Периодически с неба сыплет не то снег, не то град величиной с гречневую крупу. Иногда появляется солнце… Наконец, определяем наше точное местоположение – слева от дороги виднеется скалистая вершина горы Сераус. Все-таки мы двигаемся в правильном направлении. Становимся для обеда возле одного из многочисленных ручьев, текущих по склону. Мерзнут руки и иные части тела, даже горячий чай не спасает. Нужно двигаться дальше. Около двух часов дня…

 

Следующие шестьдесят минут идем по дороге, дальше она превращается в тропинку, а кое-где нам приходится пробираться сквозь лес напролом. Погода постоянно меняется – то светит солнце, то сыпет снег при наличии ясного неба над головой… Через два часа, когда мы выходим к небольшому искусственному озеру, погода портится вконец. Ветер со снегом заставляет все чаще думать о стоянке, но цели на оставшиеся два часа вполне очерчены – дойти до подножья Парагельмена, чтобы завтра с утра начать подъем. Его скальная громада уже виднеется всего в паре километров от нас, но следующая часть пути пролегает по пронизанному оврагами склону. Постоянные движения вверх-вниз при отсутствии, порой, четкой тропы не позволят нам пройти оставшийся участок за полчаса. После согревания чаем в продуваемой всеми ветрами беседке бредем дальше вдоль трубы, которая должна привести нас к водонапорной станции. От нее до места стоянки десять минут по асфальту.

 

Через полтора часа пути поднимаемся на гребень, где стоит ограждающий забор с несколькими вышками. Что ни говори, вода для Крыма вполне стратегический ресурс. Впрочем, на станции пустынно. Остались только снег и ветер, дующий из долины между Чатыр-Дагом и Бабуганом, и наша усталость. Однако вскоре небольшой фургон, потеряв какую-то часть себя на асфальтовой дороге, останавливается, из него вылезают двое парней, по-видимому, местных жителей. Тщетно пытаются найти утраченную деталь…

 

«Ребята, вы откуда идете?»

«С Чатыр-Дага»

«Ого!»

«Угу…»

 

Примерно так можно интерпретировать возникший короткий диалог. Через пять минут останавливаемся, влево и вправо от дороги уходят две тропинки. Левая уводит к двум полянам для стоянок, правая начинает круто забирать вверх, выводя к гранитному основанию Парагельмена. Прямо возле дороги «родник» – труба, по которой течет вода в поселки Южного берега. Небольшая щель в трубе обеспечивает слабую, но вполне достаточную для нужд туристов струйку воды. Полоска пластика от бутылки, вставленная в щель увеличивает поток воды в несколько раз. Велика техническая мысль!..

 

Вопреки ожиданиям всех, Вова в качестве руководителя начинает подъем по тропе под скалы. Где-то там должна быть небольшая площадка для палатки. Переночевав там, завтра мы не будем тратить время на эту часть подъема.

 

Сумерки сгущаются. Под нами горит огнями Малый Маяк. Я из последних сил штурмую крутой и мокрый склон. Игорь и Вова мерцают фонариками уже где-то вверху. Серега поднимается за мной. Вскоре мы с ним догоняем остальных. Вова с озабоченным видов ходит с ледорубом по тридцатиградусному склону…

 

«Пацаны, косяк…»

 

«Косяк» означает не самодельное рукотворное изделие, а досадную оплошность. Где-то на тропе должен был быть камень, указывающий путь на место стоянки, но мы его не заметили. Теперь у нас есть два варианта – оставлять снаряжение, необходимое завтра на склоне, а самим спускаться вниз или же устраивать висячую ночевку. В итоге выбираем третий вариант – чтобы не терять времени, спускаемся со всеми вещами вниз, к полянам. Еще десять минут уходит на спуск. Снег, хоть и небольшой, сильно мешает – из-за него видимость фонариков ограничивается двумя метрами. Палатку ставим исключительно при свете фонарей. Сбрасываем все мокрые вещи в один мешок, залазим внутрь. Игорю, как дежурному, еще приходится мучаться с процессом приготовления пищи в тамбуре палатки. Усиленно греемся…

 

Из звонка в Харьков узнаем, что сегодня-завтра по Крыму объявлено штормовое предупреждение. Надо же, а мы заметили…

 

Благодаря усиленному движению по маршруту в последние два дня, сейчас мы идем с опережением почти в один день. Но погода может кардинально изменить наш график.

 

День пятый – вверх

 

В отличие от предыдущих четырех дней сегодня мы отсыпаемся до восьми часов. К утру погода несколько улучшается, перестает сыпать снег, над морем появляется солнце. Я хлопочу над приготовлением молочной каши, Серега разжигает костер. Вешаем все мокрые вещи на ветки деревьев и жерди вокруг костра. Вскоре у нас появляется гость – симпатичная кошка, видимо, находящаяся на попечении заезжих туристов. Кормим ее молочной кашей… Животное то активно глотает пищу, то воротит нос.

 

Подъем на Парагельмен по альпинистскому маршруту 1Б отменяется. Мы с Игорем еще пытаемся воздействовать на руководителя, правда, не очень убедительно, так как понимаем его правоту. Снег, выпавший на скалах за ночь, теперь активно тает. Это придает и большую опасность маршруту и грозит нам оказаться мокрыми на вершине, где сушить вещи будет уже негде.

 

Собираем вещи. Около полудня выходим. Впереди подъем на вершину, по тропе, огибающей гору справа. Преимущественно солнечная погода стоянки сменяется пасмурной, стоит лишь нам через час приблизиться к вершине. С горы открываются виды на Аю-Даг, Партенит и Малый Маяк. Море мрачное. Впрочем, как и тучи, скрывающие вершины Бабугана и Чатыр-Дага. Среди серой пелены облаков появляются белые клочки, несущие с собой снег. Серега предлагает не спешить, в надежде на то, что их пронесет прежде, чем мы поднимемся на яйлу.

 

Осматриваем сверху альпинистские маршруты Парагельмена. В верхней части «нашего» 1Б к скале прикреплена табличка с двумя датами с разницей в двадцать лет. Молчим. Каждый думает о чем-то своем…

 

Берем азимут на поляну, за которыми, в лесу находится наша заброска. Начинаем спуск, а затем и подъем по склону. Первый раз за поход сталкиваемся с довольно глубоким снегом. На поляне направление нашего дельнейшего движения указывает вешка в виде синей полоски полиэтилена. Спускаемся по дороге в небольшую ложбину. Вскоре слева от дороги, ребята замечают черный кулек, подвешенный за ветку дерева. Рюкзаки, изрядно полегчавшие за последние несколько дней, теперь снова дают знать о себе…

 

Тропим снег, иногда достигающий колен. Поначалу идем по дороге, точнее по просвету между деревьями. Вскоре обнаруживаем чьи-то следы, присыпанные последним снегом. Через час движения выходим на более отчетливую дорогу, которая, однако, не поднимается вверх, а траверсирует склон. Оно и понятно – кому нужно подниматься на автотранспорте на Бабуган. Берем направление по компасу, начинаем подъем вверх по склону, слегка траверсируя его для уменьшения крутизны. Ветер дует то в спину, то в лицо…

 

Около четырех часов сбрасываем рюкзаки. Двадцать минут уходит на пополнение организма столь необходимыми калориями, и вот мы уже вновь продолжаем подъем. Высота 1100-1200 метров. Вскоре среди деревьев показывается просвет. Значит, яйла уже близко… Ветер со снегом усиливается с увеличением свободного пространства. Видимость – 20-30 метров, двигаемся наобум, рискуя упереться в какой-нибудь скальный гребень. Начинают попадаться участки с глубиной снега более метра. Крутизна склона местами более 30 градусов усиливает эффект. В итоге некоторые участки длиной в несколько метров преодолеваем по пять-десять минут. Начинаем активно прибегать к помощи веток кустарника. Народ вспоминает зимние склоны Говерлы и Петраса, я же в подобной ситуации впервые.

 

Наконец, с началом сумерек, выходим на более пологий склон. Нужно срочно искать место стоянки, сколь-нибудь защищенное от порывов ветра. Начинаем ровнять площадку в окружении группы небольших сосен. Вступают в работу ледорубы, истосковавшиеся по снегу…

 

Ставим палатку практически в темноте, ужин готовим внутри, черпая снег прямо не вылезая из-под тента. Связь из-за снега и порывов ветра плохая. Кое-как узнаем погоду от разных источников. Данные противоречивые – обнадеживающие и не очень. Поступают предложения спускаться вниз прямо завтра утром, независимо от погоды, или в случае ее неулучшения скоротать здесь время еще день. Склоняемся ко второму варианту. Впрочем, многое будет зависеть от завтрашнего утра.

 

День шестой – Бабуган

 

Ранним утром возвращение Вовы в палатку после утреннего моциона приносит неутешительные известие трем полуспящим телам. Погода за ночь не изменилась. Видимость все так же практически нулевая. Продолжаем спать. В районе семи утра рассматривание нижней части палатки изнутри вызывает споры – или погода все же улучшилась или это как обычно визуальный обман, возникающий при использовании оранжевой ткани… Наконец, мой выход на улицу развеивает сомнения – небо действительно проясняется. Уже видно море, Парагельмен, Куш-Кая и часть Бабуган-яйлы выше нашего пристанища. Правда, над нами все равно продолжают висеть неприветливые облака, но понять наше местоположение и направление дельнейшего движения уже можно.

 

Не теряя времени, готовим завтрак и собираемся. Выходим в 11.30. Так как дорогу, проходящую по яйле с трудом можно заметить даже летом, начинаем двигаться по газопроводу, точнее по редким столбикам, его обозначающим. Редкий фирн на склонах сменяется глубоким снегом. Проваливаемся то по щиколотку, то выше колен. Вскоре теряем газовые столбы – дальше движение по компасу. Высота 1300-1400 метров. Отсутствие ярко выделяющихся вершин на яйле, а также периодически окутывающие облака приводят к тому, что вскоре мы утрачиваем наши точные координаты. Склон очень плавно, но неуклонно набирает высоту. Несколько часов молчаливо тропим снег, периодически меняя первопроходца. Наконец, высота перестает возрастать. Куда уже более?.. Альтиметр, неуклонно сходя с ума, показывает высоту в1800 метров. При максимальной отметке Крыма в1545 метров. М-да, быстро происходят геологические процессы в Крымских горах – растут как на дрожжах. Вскоре по правую руку показывается вершина, геодезический знак на которой напоминает крест Роман-Коша. С набором практически максимальной высоты влияние ветра усиливается. Впрочем, сейчас он дует точно нам в спину, что не особо нас расстраивает. Подходим к небольшой ложбине между двумя вершинами. Здесь ветер, вырываясь из-за гор и срываясь в открывающую перед нами долину, набирает максимальную силу. Приходится откидываться назад, чтобы не быть унесенным вниз. Находим относительную защиту от ветра за небольшим скальным гребнем. Переводим дух. Но о чае или еде никто не думает, несмотря на то, что с утра мы ничего не ели и не пили. Для начала нужно найти более защищенное место, но в первую очередь – выяснить, где мы находимся.

 

Открывшаяся перед нами панорама, никак не вяжется с тем, что мы ожидали увидеть. Моря не видно. На юге и юго-западе высятся горные вершины, прямо под нами открывается вид на долину с относительно невысокими, покрытыми лесом холмами. На северо-западе лежит равнина степной части Крыма. С трудом разворачивая карту на ветру, пытаемся хоть что-то понять. Ругаем составителей последними словами. Вершина Роман-Кош, где-то возле которой мы и находимся, расположена на границе двух сторон карты, а нахлесты в несколько сантиметров по обеим сторонам отсутствуют. Без конца переворачивая карту, вглядываясь в окружающие вершины приходим к выводу, что мы вышли слишком севернее, куда-то в направлении Чучельского перевала. Наконец-то идентифицирован Роман-Кош – он лежит в двух километрах южнее. Куда-то туда нам и предстоит двигаться. И впереди – самая сложная часть пути – траверс ложбины с ураганным ветром, который теперь уже будет дуть нам в бок…

 

Вновь вскидываем на спины рюкзаки. Начинаем движение. Ветер почти кладет на землю и постоянно уводит от тропинки куда-то правее. Шаги даются с трудом. Через каждые 20-30 метров останавливаюсь, поворачиваясь к ветру спиной, опираюсь на лыжную палку и глотаю воздух. Но расслабляться нельзя. Нужно скорее выйти из этой злополучной ложбины немного выше, туда, где ветер будет не таким сильным. Отдыхая по десять секунд, упорно двигаюсь дальше. Наконец, преодолеваем самые сложные метры, поворачиваем немного западнее и переваливаем через небольшой гребень. Роман-Кош, казавшийся таким близким, словно бы отдаляется. Бредем по фирну – здесь, на продуваемых ветром склонах, снег не задерживается толстым пластом… Через несколько минут впереди идущий Серега останавливается и настороженно оглядывается. Смотрим вниз и понимаем, что идем по снежному карнизу. Срочно уходим с него на гребень в направлении, перпендикулярном краю карниза. Вскоре зоркий глаз руководителя обнаруживает сооружение Беседки Ветров на одной из скал, подпирающих небо на горизонте. Теперь можно точно понять местоположение группы.

 

Подходим к кулуару, ведущим вниз с яйлы. Вова предлагает двигаться дальше, пройти еще пару километров, чтобы оказаться на Гурзуфском седле. Время 17.30. Серега настаивает на том, чтобы мы искали место для стоянки именно здесь, в относительно защищенном от ветра кулуаре. С ним согласны и остальные. Спускаемся метров тридцать вниз, дальше, после небольшой ровной площадки, склоны кулуара обрываются отвесом высотой в двадцать метров. Далее не пройти…



 

Бросаем рюкзаки на снег, и вновь в ход идут ледорубы. Ровняем площадку. Ставим палатку. Последняя, на протяжении наших махинаций, рискует быть унесенной ветром. Устраиваем баррикаду из рюкзаков в тамбуре, повернутым к ветру, натягиваем максимальное количество оттяжек, закрепляя их на ледорубах и лыжных палках. Еще двумя палками подпираем вершины палатки. Наконец, заползаем внутрь и усиленно греемся. Тент палатки полощет аккурат за моей спиной. Горнолыжные штаны, высыхая на мне, активно паруют. Серега греет замерзшие ноги. Особую радость доставляют драгоценные граммы настойки золотого корня. После второй-третьей пробки (использовалась в качестве дозатора) тепло начинает растекаться по телу. После вполне английского обеда (на часах около семи вечера) приступаем к приготовлению ужина. Через пару часов, приняв горячую пищу, поплотнее закутываемся в спальники и засыпаем под шум ветра и хлопанье тента… Высота –1500 метров.

 

 

День седьмой – Южный берег

 

Проспав на полчаса время подъема, начинаем приготовления завтрака. Далее – сборы. Вылезаю из палатки. За ночь ветер стих. Только что взошедшее солнце окрашивает снег и скалы в розоватые тона. Потратив на правый ботинок пару минут, начинаю надевать левый. На него у меня уходит около четверти часа. Стенки вибрам, превратившись в кусок льда, никак не желают пускать в свои внутренности мою ногу. После долгих мучений, справившись с левой конечностью, начинаю активные движение с целью растопить лед в стенках ботинок. Через пять минут уже можно вполне сносно передвигаться.

 

Еще вчера было принято решение спускаться с Бабугана вниз. Последние два дня в силу обилия выпавшего снега, скорость нашего передвижения резко упала. По маршруту впереди – переход по Ялтинской, Ай-Петринской яйлам и спуск дюльфером со скал Ай-Петри. Маршрут, вполне проходимый за два дня при нормальных условиях. Но не при таком снеге. Улучшение погоды запросто может оказаться временным, мы же, и так уставшие от длительных переходов без отдыха, легко можем застрять где-то на середине пути так, что даже запасной день (пищи на который мы не выделяли) не поможет. Вопреки всему, какой-либо досады по этому поводу мы не испытываем. Маршрут не пройден, но неоценимый опыт того разнообразия преград, которые мы встретили на своем пути, гораздо ценнее. Особенно для меня – человека, для которого многое в этом походе было впервые. Итак, завтра – спуск в Гурзуф по дороге, вьющейся по склону с Гурзуфского седла вниз. Туда, откуда вид заснеженных гор не кажется реальностью, туда, где люди, трясущиеся в автобусах, часто забывают о том, что такое свежий ветер и чистый воздух, туда, где, к сожалению, часто приходится забывать о естественной жизни и одевать маски того проявления существования, которое для многих кажется единственно возможным…

 

В восемь утра, одев солнцезащитные очки, поднимаемся по склонам кулуара с целью возобновить наш вчерашний маршрут. Через двадцать минут подходим к ограждению газораспределительной станции. Трубопровод высокого давления «Ялта-Алушта». Серия фотоснимков и видеорепортажей. Солнце пригревает все сильнее. Отсутствие ветра при этом заставляет нас периодически снимать одежду. Снег, пока еще не прогретый солнцем, не проваливается глубоко. Но нужно спешить спуститься как можно ниже, пока тающий снежный покров южного склона не заставит нас барахтаться в нем по пояс. Море, кажущееся таким близким, манит к себе. Нашу тропу иногда пересекают следы какого-то крупного животного, по всей видимости, лося или оленя.



 

Вскоре выходим на дорогу Гурзуфского седла и начинаем серпантином спускаться вниз, кое-где срезая повороты дороги. Дорогу под прямым углом пересекают все те же следы. Сбросив триста метров по высоте, решаем не двигаться дальше по дороге, а спускаться со склона напрямик. Вскоре подходим к ущелью, левые склоны которого становятся все круче. Перебираемся на правый склон. И правда, двигаясь дальше по левой стороне, мы бы вскоре вышли на край скалы, вертикально обрывающейся вниз. Кроме того, следы таинственного животного (кодовое название – «лось») также совпадают с выбранным нами маршрутом. Подходим к роднику и жадно пьем вкусную воду. Несмотря на увеличение веса рюкзака, набираю с собой три литра этой воды (два из них я все-таки довез до Харькова). Судя по всему, лось тоже утолял здесь жажду. Теперь, уже уверенные в правоте местного гида, продолжаем двигаться по его следам. Вскоре вновь выходим на дорогу. Высота около700 метров. Снега на склонах, а в особенности на дороге, почти не осталось. Проходим кормушку для животных, где, наконец, обрываются следы нашего невидимого попутчика. Через полчаса выходим к месту неплохой туристической стоянки, обилие ровных площадок и наличие родника заставляют меня запомнить это место. Устраиваем пир под деревянным навесом, который уже давно никем не чинился. Завершение маршрута на день раньше планируемой даты дает возможность поедать оставшиеся вкусности в большем количестве. Пьем чай, воду из родника, фотографируем огромную поляну подснежников, продолжаем спуск вниз. Еще через полчаса выходим к виноградникам. Абрикосы, согретые лучами южного солнца, уже вовсю цветут, несмотря на середину марта. Пройдя зону виноградников, продравшись через пару оврагов, через дырку в заборе выходим на трассу. Шум машин постепенно возвращает к привычной жизни. Вскоре появляется троллейбус…





 

Сидя в салоне, чувствую первые признаки накатывающей волны расслабления после недели работы организма в усиленном режиме. Как следствие, выйдя из троллейбуса в Алуште, с трудом надеваем наши рюкзаки. Погода тем временем начинает портиться. Солнце, так радующее нас в первой половине дня, скрылось за тучами, холодный и сырой ветер с моря заставляет обратно облачаться в теплую одежду. Неспешно бредем по дороге в сторону набережной, не пропустив по пути магазин массандровских вин. Доходим до круга троллейбуса. Игорь покупает билет на ближайший троллейбус, прощаемся с ним – он решил ехать в другую сторону, в Харьков вернется лишь после выходных. Памятное фото четверки славных туристов. Рукопожатия…

 

Оставшись втроем, идем на набережную. Там, оставив меня с вещами у кромки моря, Вова с Серегой уходят за железнодорожными билетами и отправкой телеграммы. Снимаю ботинки, полощу ноги в холодной воде, одеваю чистые сухие носки и бурки, служившие мне «сменной обувью» на протяжении похода. После трехкилограммовых ботинок они обычно кажутся комнатными тапочками… Остаюсь наедине с морем. Думаю о своем. Интересно, о чем думает море?..

 

Вскоре ребята возвращаются. Холодная погода заставляет нас вернуться на круг троллейбуса. Готовим суп, разливаем чай по термосам. В 18.35 бросаем вещи в последний троллейбус, допиваем золотой корень. Накопившаяся усталость смешивается с чувством удовлетворения от проделанной работы. Выезжаем из Алушты. Ангарский перевал – круг замкнулся. По темной трассе двигаемся в Симферополь.

 

Оживаем лишь в поезде. Попеременно попивая чай и вино, делимся впечатлениями, планами на будущее и просто отдыхаем. Около полуночи забываюсь во сне…

 

 




Оцените статью:

Перепост:

Статья понравилась: Таких нет

Статья не понравилась: Таких нет


Комментарии

Комментировать в форуме...

9xxz

9xxz

Фотки просто потрясающие!!!!!!!!!
прямо можно сказать художественные))))
здорово!!!!!!!!!!

25.03.2007 23:38

Sidorovuwka

РЕБЯТА,ВОТ ЭТО ВЫ МОЛОДЦЫ!!!ФОТКИ-БОМБА!ВОЗЬМИТЕ МЕНЯ С СОБОЙ.

25.03.2007 23:53
RomaYalta

RomaYalta

Класс!

26.03.2007 10:36
Azar

Azar

Эххх интересно, может и я застану чуть-чуть снега на чатырдаге 8 апреля...

26.03.2007 18:27
Станислав-лав

Станислав-лав

Ребзя, фотки конечно классные, ничего не скажешь.
Редко так сейчас с пониманием дела фотографируют...

Но! :!: Предупреждать же надо какие там объёмы!!! :Rose:
(Я не против, только ставте простого смертного пользователя в известность, пожалуйста.)

27.03.2007 04:40

Сочуcтвующий

Ага, гарно и змистовно:)

27.03.2007 14:57
Polina

Polina

Фоты просто невероятные!!!!!!!!!!!
Не Крым, а сказка какая-то!!!!!
Очень хочется ТУДА!!!!
Спасибо за отчет!

27.03.2007 21:43
Serj

Serj

>>Около двенадцати, пыхтя и отдуваясь, мы стоим на >>третьей вершине Крыма – 1527 метров.

Эклизи это вторая по высоте вершина Крыма.

09.04.2007 14:15

Skif

>> Эклизи это вторая по высоте вершина Крыма

1545 - Роман-Кош
1537 - Зейтин-Кош
1527 - Эклизи-Бурун

Так гласит карта. Зачем придираться?

12.04.2007 18:40
Serj

Serj

Skif писал(а):
>> Эклизи это вторая по высоте вершина Крыма

1545 - Роман-Кош
1537 - Зейтин-Кош
1527 - Эклизи-Бурун

Так гласит карта. Зачем придираться?


Эээ.. похоже мы оба неправы.

Quote:
Пять горных вершин Крымских гор имеют абсолютную высоту более 1500 метров. Четыре из них расположены в районе Гурзуфа. Это Кемаль-Эгерек (1529 м) на Никитской яйле, Демир-Капу (1540 м) на Гурзуфской яйле, г. Роман-Кош (1545 м) и г. Зейтин-Кош (1537 м) на Бабуган-яйле.


Эклизи это 5-я

12.04.2007 20:03
PADLOCKA

PADLOCKA

Фотки ССССУПЕР, Щас буду читать остальное

30.05.2007 23:02